ПОЛНОГЛАСИЕ

Наличие в словах восточнославянских языков сочетаний -оро-, -оло; -ере-, -еле-, -ело- (после шипящих) между согласными, соответствующих старославянским -ра; -ла-, -ре-, -ле-. Город (cp.: град), золото (ср. 5 злато), берег (cp.: брег), молочный (cp.: млечный), шелом (cp.: шлем).

Смотреть больше слов в «Словаре лингвистических терминов»

ПОЛНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ →← ПОЛНЕЕМ

Смотреть что такое ПОЛНОГЛАСИЕ в других словарях:

ПОЛНОГЛАСИЕ

(граммат.) — Под этим термином, изобретенным киевским профессором Максимовичем в 30-х годах, в настоящее время разумеют вообще развитие вторичных гласн... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

        специфическая лексикофонетическая черта современных восточно-славянских языков. В русском языке П. проявляется в наличии графической последоват... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

ПОЛНОГЛАСИЕ, -я, ср. В языкознании: наличие в словах восточнославянскихязыков сочетаний оро, оло, ере между согласными, соответствующихстарославянским ра, ла, ре, ле, напр. город - град, золото - злато, берег -брег, молоко - млеко. II прил. полногласный, -ая, -ое.... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

полногласие ср. Характерное для русского, украинского и белорусского языков наличие сочетаний [оро], [оло], [ере] между согласными в словах (город, золото, берег и т.п.).<br><br><br>... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

полногласие с. лингв.pleophony

ПОЛНОГЛАСИЕ

ПОЛНОГЛАСИЕ, специфич. лексико-фонетич. черта совр. вост.-слав, языков. В рус. яз. П. проявляется в наличии графич. последовательности "оро", "оло", ... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

Полногласие (граммат.) — Под этим термином, изобретенным киевским профессором Максимовичем в 30-х годах, в настоящее время разумеют вообще развитие вторичных гласных звуков в сочетаниях плавных согласных <i>р</i>, <i>л</i> с предшествующим гласн. звуком и последующим согласным. Другой термин, употребляемый наряду с названным главным образом в немецкой лингвистической литературе и заимствованный из индийской грамматики — <i>сварабхакти</i> (см.). В частности, под П. разумеют соответствие русских сочетаний<i> оро</i>, <i> оло</i>, <i> ере</i>, <i> еле</i> — старославянским <i>ра</i>, <i> ла</i>, <i> ле</i>,<i> pe</i>, <i> ле</i>,<i> </i> польским <i>ro</i>,<i> łο </i>,<i> lo</i>,<i> rze</i>,<i> le</i>, сербским <i>ра</i>, <i> ла</i>, <i> лuje </i> (<i>ле</i>),<i> puje </i>(<i>ре</i>), <i> лиjе </i> (<i>ле</i>) и т. д. Максимович находил в русском языке в данных случаях особенное обилие гласных, прочим славянским языкам не свойственное, почему и употребил впервые данный термин. Нетрудно заметить, однако, что наши "полногласные" сочетания <i>оро</i>, <i> оло</i> и т. д. отвечают не всяким славянским <i>ра</i>, <i> ла</i>, <i> ре</i>, <i> ле</i>, a только таким, на месте которых в индоевропейском находим or, ol, ar, al, er, el — напр. слав. <i>брада</i>, польск. <i>broda</i>,<i> </i> русск. <i>борода</i> (лат. barba, нем. Bart, лит. barzd à указывают на индоевр. *bardh â). Впервые на это указано было П. Лавровским (VIII т. "Изв. 2-го отд. Имп. акд. наук", "Заметка о П.") и независимо от него И. Шмидтом ("Zur Gesch. d. indogerm. Vocalismus", т. II, Веймар, 1875). Явление П. вызвало ряд попыток объяснить его. О нем писали Добровский ("Institutiones linguae slavicae", 1822, и "Entwurf zu ein. Etymologikon d. slawisch. Sprachen", 1814), Востоков ("Рассужд. о слав. языке", 1820), Максимович ("История русской словесности", 1839, и "Начатки русской филологии", 1 848), Катков ("Об элементах и формах славяно-русск. языка", 1845), Миклошич (1-е изд. "Сравнит. фонетики слав. языков" в I т. его "Сравнит. грамматики слав. языков" и монография "Ueber den Ursprung d. Wolle von d. Form tr êt und trâ t" 1878, в "Denkschriften" Венск. акд. наук), Потебня ("О П." в "Русск. филол. зап.", 1864, и "Два исследования о звуках русск. языка", 1865), Ягич (в "Rad Jugoslavenske Akademije" и в "Archiv f. slav. Philologie", т. I, "Ueber einige Erscheinungen des slav. Vocalismus"), Гейтлер ("Starobulharská fonologie", 1873), И. Шмидт (см. выше и XXIII том "Kuhn‘s Zeitschr. f. vgl. Sprachforschung" — ответ Ягичу), Φ. Ф. Фортунатов ("Archiv. f. slav. Philolosoph.", т. IV), Лескин (там же, т. III, "Bemerkungen zur Svarabhak ü frage"), Соболевский ("Лекции по истории русск. языка", изд. 2, 1891) и др. Обзор этих работ и разбор высказанных в них гипотез можно найти в "Лекциях по истор. грамматике русск. языка" проф. Брандта (вып. I, М., 1892). Ни одно из предложенных объяснений не может быть признано удовлетворительным с научной точки зрения. Наиболее остроумной и правдоподобной является гипотеза скандинавского ученого Торе Торбьернсона ("Liquid-metathese in den slaw. Sprachen" в журнале "Bezzenberger‘s Beitr äge f. die Kunde der idg. Sprachforschun g", т. XX, 1894). Главная трудность при объяснении П. являлась в решении вопроса, который из двух гласных в русских сочетаниях <i>оро</i>, <i> оло</i>, <i> ере</i>, <i> еле</i> надо считать вторичным — первый или второй. В то время, как Фортунатов, Шмидт, Миклошич и др. считают вторичным второй гласный, Торбьернсон считает им первый и выводит русские <i>оро</i>, <i> оло</i>, <i> ере</i>, <i> еле</i> из таких сочетаний, какие мы находим, напр., в польском — ro, ło, rze, le. Таким образом устраняется та непоследовательность, которой страдает обычная гипотеза о вторичности второго гласного, развившегося-де между плавным и следующим согласным. С последней точки зрения непонятно, почему, например, праславянское *орб (стсл. <i>раб</i>, русск. <i>роб-ота</i>, <i> роб-енок</i>,<i> </i> пол. <i>rob-ic</i>) не превратилось в рус. *<i>ороб</i>,<i> </i> если праслав. *<i>борда</i> (стсл. <i>брада</i>, польск. <i>broda</i>) дало рус. <i>борода?</i> Торбьернсон объясняет развитие <i>о</i> в <i>брода</i> = <i>борода </i>тем обстоятельством, что в данном случае слогу <i>ро предшествовал</i> согласный, тогда как в <i>роб</i>, <i> роб-ота</i> начальному <i>ро </i>не предшествует никакого согласного звука, а потому и вторичное <i>о</i> не могло здесь развиться. В пользу теории Торбьернсона можно привести аналогичное явление в португальском, где на месте лат. chronica, prehendere и т. д. находим coronica, perender, на месте medroso — medoroso и т. д. Некоторые ученые (Потебня, Соболевский) принимают еще так наз. второе П. (см. "Лекции по истор. русск. языка" проф. Соболевского, изд. 2, стр. 27—30), которое они видят в древнерусских написаниях <i>смьрьть</i> || стел. <i> смрьть</i>, <i> мълънии</i>, <i> сълъньце</i> || стсл. <i>млънии</i>, <i> слъньце</i> и т. д. и в современных областных формах вроде <i>смеретушка</i>, <i> молонья</i>, <i> солоноворот</i>, <i> столоб</i> || <i>столба</i>, <i> горобок</i> || <i>горба</i> и т. д. Но и древнерусские, и современные случаи этого второго П. могут быть объяснены иначе. В древнерусских написаниях знаки второго <i>ъ</i> и <i>ь</i> после <i>р</i>, <i>л</i> могут являться просто знаками твердости и мягкости <i>р</i>, <i> л</i>, а современные русские областные формы объясняются чисто психическими процессами (морфологической ассимиляцией), совершенно так же, как появление вторичного <i>е</i>, <i> о</i> в словах <i>сестер</i>, <i> досок</i>, <i> веселка </i> || <i>сестра</i>, <i> доска</i>, <i> весло. С. Б—ч. </i><br><br><br>... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

— фонетическое явление: наличие в корневых морфемах вост.-слав. языков сочетаний «оро», «оло», «ере» в соответствии с сочетаниями «ра», «ла», «pfe», «лъ» у южных и «ро», «ло», «ре», «ле» у западных славян в исконно одних и тех же словах. Напр., рус. «борода», укр. «борода», белорус, «барада» (с отражением аканья), ср. ст.-слав, «брада», болг. «брада», польск. broda; рус. «голова», укр. «голова», белорус, «га-лава», ср. ст.-слав, «глава», болг. «глава», польск. gtowa; рус. «берег», укр. «берег», белорус, «бераг», ср. ст.-слав, «бръгъ», болг. «бряг», польск. brzeg; рус, «молоко», укр. «молоко», белорус, «малако», ср. ст.-слав, «МЛБКО», болг. «мляко», польск. mleko. П. развилось в языке вост. славян в 8—9 вв. и стало отличит, лексико-фонетич. чертой рус, укр. и белорус, языков, противопоставляющей их языкам зап. и юж. славян (см. Неполногласие). П. развилось (как н соотв. ему явления в др. слав, языках) в результате изменения праслав. сочетаний гласных «о» и «е» перед плавными г и 1 в позиции между согласными, т. е. сочетаний типа tort, tolt, tert, telt. Поскольку этн сочетания, произносившиеся в пределах одного слога, образовывали закрытый слог, они не могли сохраниться в праслав. яз. в силу действия в ием закона открытого слога и, пережили изменения (разные на разных слав, терр.), приведшие к утрате закрытых слогов. У вост. славян изменение сочетаний типа tort, tolt, tert шло путем развития гласного после г и 1, причем этот гласный получал такое же качество, что н гласный перед плавным: *storna &gt; «сторона», "berg &gt; «берег», *zolto &gt; «золото». В праслав. сочетании telt согласный 1 был веляризованным (твердым), и под его влиянием «е» изменилось в «о», а затем, если согласный перед «е» не был заднеязычным, процесс шел, как и в обычных сочетаниях типа tolt: *metko &gt; motko &gt; «молоко», *ре{пъ &gt; point &gt; «пол6нъ&gt; ('плен'); если же перед «е» находились заднеязычные k, g, ch, то они, еще до изменения сочетания el, под влиянием *i'ett &gt; z'etot (напр., *chetnvb &gt; s'efnvb &gt; «шеломъ», *gelbb &gt; z'elbb &gt; «желобъ»). В вост.-слав, языках распространены также слова с т. наз. вторым полногласием — с сочетаниями «оро», «оло», «ере», восходящими к сочетаниям реду- цированных «ъ» и «ь» с плавными г, I между согласными, т. е. к сочетаниям тина twt, tut, iblt, tblt; напр., рус. «полон» (др.-рус. «пълнъ», совр. «полный»), «веревка» (др.-рус. «вьрвъка»), «бестолочь» (др.-рус. «тълкъ», совр. «толк»), «сумеречный» (др.-рус. «сумьркъ», совр. «сумерки»), укр. " «терен» (др.-рус. «тьрнъ»), «покором» (др.-рус. «кърмъ»), «толок» (др.-рус «тълкъ»), белорус.ц«за-лоука» (др.-рус. «зълва»), «вярёука». Второе П. носит в основном диал. характер (особенно широко представлено в сев.-великорус. говорах), но и в диалектах развивалось непоследовательно. Относительно времени его возникновения существуют разные точки зрения. Одни лингвисты относят его к времени падения редуцированных (2-я пол. 12—13вв.), другие — к более раннему периоду. • ' П о т е 6 н я А. А., К истории звуков рус. языка, т. 1. Воронеж, 1876: Соболевский А. И., Лекщш по истории рус. языка. 4 изд., СПБ, 1907; Ш а х м а т о в А. А.. Курс истории рус. языка, ч. 2, СПБ, 1910; его же. Очерк древнейшего периода истории рус. языка. П.. 1915 (Энциклопедия слан, филологии, в. 11); ГринковаН. П., О случаях второго полногласия в сев.-зап. диалектах, «Тр. Ин-та рус. языка АН СССР», 1950. т. 2; М е й е А.. Общеслав. язык, пер. с франц., М., 1951; Сидоров В. Н., Редуцированные гласные ъ и ь в др.-рус. языке XI в.. «Тр. Ин-та яз-знания АН СССР», 1953. т. 2; Б е р н ш т е й н С. Б., Очерк сравнит, грамматики слав, языков, М., 1961; Фи лн н Ф. П., Образование языка вост. славян, М.—Л., 1962; Марков В. М.. К истории редуцированных гласных и рус. языке, Каз., 1964; см. также лит. при ст. Неполногласие. В. В. Иванов.... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

Рефлексация в восточнославянских языках праславянских корневых звукосочетаний *or, *ol, *er, *еl в структурах типа *tort, *tolt, *tert, *telt (где /i]—... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

Сено Сени Сена Селинг Селина Сгон Сапог Сап Сани Сан Салоп Салон Салолин Салол Сало Салинг Салеп Саго Псел Посол Послелог После Послание Пос Понос Пони Понг Полоса Полон Полог Полногласие Полно Полис Полинг Полина Полилог Полигон Полиген Полено Пол Плис Плие Плес Плена План Плагин Пион Пино Пинега Пинг Пилонос Пилон Пиленгас Пила Пие Пиано Пиан Песо Пес Пеон Пенс Пенис Пенго Пенга Пенал Пена Пеласг Пегас Пеан Паслен Пани Пан Палоло Палинолог Пагон Оспина Оспа Осло Осип Оса Опасно Опалин Опал Опа Оон Онега Олинго Олин Олеин Олег Огон Оао Нпо Нос Нога Нло Нил Ниелло Нигелла Непал Неолог Нелли Нега Нгал Наслег Наос Налог Нал Наголо Нагло Лопинг Лоно Лонг Логос Логин Лог Лис Липа Лион Лингал Лина Лиеп Лиго Лига Лесогон Лесна Лесин Леса Леонила Леон Лена Лен Легион Легинса Ласло Лаос Лал Лагос Лаг Иса Ипс Ионол Ион Иол Инга Илона Илл Иена Иго Игла Енол Госплан Гос Гон Голосина Голос Голо Гол Глина Глиепс Гласно Глас Гипс Гипнос Гиена Ген Гелиос Гелио Гас Сиг Сигнал Сиена Гап Ганс Галс Галоп Гало Галлон Галле Галл Галеон Гален Сила Силан Силен Силла Сило Силон Аполог Сингал Сингл Синолог Анолис Анис Англо Ангел Алле Алл Алгол Аил Агенс Сип Ален Алин Аллен Аон Апис Сион Синап Син Апог Аполлон... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

- такие сочетания "оро", "оло", "ере", "еле", "ело" в рус. словах (корова, холод, желоб, череп, селезенка, др.-рус. шєломъ - шлем и т. п.), к-рые возни... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

1) Орфографическая запись слова: полногласие2) Ударение в слове: полногл`асие3) Деление слова на слоги (перенос слова): полногласие4) Фонетическая тран... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

корень - ПОЛН; соединительная гласная - О; корень - ГЛАС; суффикс - И; окончание - Е; Основа слова: ПОЛНОГЛАСИВычисленный способ образования слова: Суф... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

Ударение в слове: полногл`асиеУдарение падает на букву: аБезударные гласные в слове: полногл`асие

ПОЛНОГЛАСИЕ

полногласие, полногл′асие, -я, ср. В языкознании: наличие в словах восточнославянских языков сочетаний «оро», «оло», «ере» между согласными, соответствующих старославянским «ра», «ла», «ре», «ле», напр. город град, золото злато, берег брег, молоко млеко.<br>прил. полногласный, -ая, -ое.<br><br><br>... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

ПОЛНОГЛАСИЕ полногласия, мн. нет, ср. (лингв.). Характерное для русского, украинского и белорусского языков наличие сочетаний оро, оло, ере между согласными, соответствующих церковно-славянским ра, ла, ре, ле, напр. ворота-врата, золото-злато, перед-пред, молоко-млеко.<br><br><br>... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

ПОЛНОГЛАСИЕ, -я, ср. В языкознании: наличие в словах восточнославянских языков сочетаний оро, оло, ере между согласными, соответствующих старославянским ра, ла, ре, ле, например город — град, золото — злато, берег — брег, молоко — млеко. || прилагательное полногласный, -ая, -ое.... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

-я, ср. лингв. Характерные для русского, украинского и белорусского языков сочетания -оро-, -оло-, -ере- в положении между согласными, которым в старо... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

полногла́сие, полногла́сия, полногла́сия, полногла́сий, полногла́сию, полногла́сиям, полногла́сие, полногла́сия, полногла́сием, полногла́сиями, полногла́сии, полногла́сиях (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») .... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

с лингв.тулы сузыклылык (борынгы славян телендәге ра, ла, ре, ле урынына рус, украина, белорус телләрендә оро-, оло-, ере-, еле-, елотезмәсе килү, мәс. злато золото, град город, брег берег, млечный молочный, шлем шелом)... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

ПОЛНОГЛАСИЕ, в восточнославянских языках сочетание двух гласных и плавного (р, л) между ними на месте праславянских дифтонгических сочетаний or, ol, er, el между согласными (напр., рус. "город", "молоко", "берег").<br><br><br>... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

ПОЛНОГЛАСИЕ - в восточнославянских языках сочетание двух гласных и плавного (р, л) между ними на месте праславянских дифтонгических сочетаний or, ol, er, el между согласными (напр., рус. "город", "молоко", "берег").<br>... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

ПОЛНОГЛАСИЕ , в восточнославянских языках сочетание двух гласных и плавного (р, л) между ними на месте праславянских дифтонгических сочетаний or, ol, er, el между согласными (напр., рус. "город", "молоко", "берег").... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

ПОЛНОГЛАСИЕ, в восточнославянских языках сочетание двух гласных и плавного (р, л) между ними на месте праславянских дифтонгических сочетаний or, ol, er, el между согласными (напр., рус. "город", "молоко", "берег").... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

Одна из типичных особенностей восточнославянских языков: ворота (ср.: врата), город (ср.: град), берег (ср.: брег).

ПОЛНОГЛАСИЕ

- в восточнославянских языках сочетание двух гласных иплавного (р, л) между ними на месте праславянских дифтонгических сочетанийor, ol, er, el между согласными (напр., рус. ""город"", ""молоко"", ""берег"").... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

с. лингв. vocalisme m plein

ПОЛНОГЛАСИЕ

сущ. ср. родалингв.повноголосся

ПОЛНОГЛАСИЕ

полногла'сие, полногла'сия, полногла'сия, полногла'сий, полногла'сию, полногла'сиям, полногла'сие, полногла'сия, полногла'сием, полногла'сиями, полногла'сии, полногла'сиях... смотреть

ПОЛНОГЛАСИЕ

полногла/сие, -я

ПОЛНОГЛАСИЕ

Начальная форма - Полногласие, винительный падеж, слово обычно не имеет множественного числа, единственное число, неодушевленное, средний род

ПОЛНОГЛАСИЕ

с. лингв.vocalisme m plein

ПОЛНОГЛАСИЕ

(2 с), Пр. о полногла/сии

ПОЛНОГЛАСИЕ

с. лингв.vocalismo íntegro

ПОЛНОГЛАСИЕ

полногл'асие, -я

ПОЛНОГЛАСИЕ

полногласие полногл`асие, -я

ПОЛНОГЛАСИЕ

полногласие

ПОЛНОГЛАСИЕ

лингв. поўнагалоссе, ср.

ПОЛНОГЛАСИЕ

〔中〕〈语言〉全元音音组.

ПОЛНОГЛАСИЕ

повноголос (-су).

ПОЛНОГЛАСИЕ

Поўнагалоссе

ПОЛНОГЛАСИЕ В "СЛОВЕ"

. П. (полнозвучие) стилистич. функцию в тексте получает только в противопоставлении неполногласным формам одного и того же слова (корня). По происхождению — это одно из проявлений <i>метатезы</i>, но специально в древнерус. текстах противопоставление полногласных / неполногласных форм получило особо важное значение, со временем став одним из признаков различения высокого (отвлеченного: «град», «власть») и низкого (конкретного: «город», «волость») смысла.<p><span class="page">143</span></p><p class="text10k">Как одно из средств варьирования количеством слогов в определенных звукосочетаниях, П. служит для смысловых чередований звукописи и для организации ритмики в худ. тексте.</p><p class="text10k">Уже первые скептики доказательством искусственности С. признавали безразличное, на первый взгляд, употребление полногласных и неполно-гласных форм: «почему в одном месте <em>вранъ</em>, <em>на забрал<font class="old">ѣ</font></em>, <em>славіи</em>, <em>преградиша</em>, а в другом <em>воронъ</em>, <em>на заборол<font class="old">ѣ</font></em>, <em>соловій</em>, <em>прегородиша</em>», — спрашивал <i>И. Беликов</i> (Некоторые исследования... С. 453). Ответом на подобные вопросы и стали последующие исследования, сначала как далекие подступы к систематич. описанию всех относящихся сюда форм (<i>А. Смирнов</i>), а затем и системно — как явление древнерус. яз. и как проявление стиля в тексте С.</p><p class="text10k">Попутно шла текстологич. разработка памятника, в результате которой уяснились принципы графич. передачи полногласных форм и их вариантов (<em>древо</em>, <em>брез<font class="old">ѣ</font></em>, а не <em>др<font class="old">ѣ</font>во</em>, <em>бр<font class="old">ѣ</font>з<font class="old">ѣ</font></em>, как полагалось бы, исходя из истории форм), а также взаимное соотношение полногласных и неполногласных форм (<em>младъ</em>, но <em>помолодити</em>, <em>преди</em>, но <em>напереди</em> и т. п. в зависимости от структуры и морфол. принадлежности слова) или аргументир. предположения о замене одной формы другой в процессе переписывания текста (<em>гороностаемъ в горностаемъ</em>).</p><p class="text10k">Затем были приведены полные списки обоих вариантов в С. (<i>С. П. Обнорский</i> и др.), из которых выяснилось, что:</p><p class="text10k">1. только в полногласной форме встречаются тут слова <em>дорога</em> (дорога братия), <em>король</em>, <em>пороси</em>, <em>сорока</em> (дважды), <em>узорочье</em>, <em>вережени</em>, <em>ожереліе</em>, <em>болого</em>, <em>болонь</em>, <em>болото</em> (трижды), <em>колоколы</em>, <em>молотити</em>, <em>полонити</em> (дважды), <em>ся поволокоста</em>, <em>шеломъ</em> (13 раз во всех формах), <em>шеломя</em> (дважды), а также собств. имена <em>Всеволодъ</em>, <em>Велесовъ</em>, <em>городеньские</em>;</p><p class="text10k">2. только в неполногласной форме: <em>крамола</em> (4), <em>страна</em> (4), <em>бремены</em>, <em>время</em> (8), <em>древо</em> (6), <em>жребий</em> (2), <em>стрежаше</em>, <em>среди</em> (3), <em>чресъ</em> (5), <em>власть</em> (2), <em>злато</em> и производные (22), <em>облако</em> (4), <em>пламянъ</em> (20), <em>глаголати</em> (12), <em>скратишась</em>, а также <em>Новуградъ</em> (2), <em>Б<font class="old">ѣ</font>лаграда</em>;</p><p class="text10k">3. в обеих формах употреблены слова: <em>городу</em> (1) — <em>градъ</em> (10), <em>хороброе</em> (1) — <em>храбрый</em> (15), <em>воронъ</em> (1) — <em>вранъ</em> (3), <em>забороло</em> (1) — <em>забрало</em> (3); <em>берегъ</em> (1) — <em>брегъ</em> (4), <em>напереди</em> (1) — <em>преди</em> (1), <em>предъ</em> (2), <em>предними</em> (1) и префикс <em>пре</em>- (8) при имени собств. <em>Переяславль</em>, <em>Володимиръ</em> (1) — <em>Владимеръ</em> (4) — с исконным суф. -<em>мер</em>-; <em>ворота</em> (2) — <em>врата</em> (2), <em>дорогыи</em> — <em>драгый</em>, <em>заворочаеть</em> — <em>ся обратиша</em>, <em>загородите</em> — <em>прегородиша</em> — <em>преградиша</em>, <em>боронь</em> — <em>брань</em>, <em>голова</em> (4) — <em>глава</em> (2), <em>голоси</em> (2) — <em>гласъ</em> (1), <em>соловіи</em> (2) — <em>славій</em> (3), <em>молодый</em> (2) — <em>ся помолодити</em> — <em>младый</em> (1).</p><p class="text10k">Всего в тексте С. полногласных форм 33 (55 словоупотреблений), а неполногласных — 48 (138 словоупотреблений); к этому следует добавить имена собств. — 51 неполногласные (144 употребления) и 34 полногласные (58 употреблений); в этих подсчетах не учтены явно не относящиеся сюда формы типа <em>сребряный</em> (из <em>съребро</em>), а также <em>челов<font class="old">ѣ</font>къ</em>, <em>паполома и теремъ</em>.</p><p class="text10k">Дальнейшие сопоставления в узких контекстах формул позволили установить стилистич. дифференциацию полногласных — неполногласных</p><p><span class="page">144</span></p><p class="text10">форм. В сочетаниях народно-поэтич. характера всюду представлены полногласные варианты, а в формулах высокого стиля и в сочетании с архаич. формами (глагола) — неполногласные (Обнорский): ср. «врани граяхуть», «врани възграяху», «врани не граахуть» — «не теб<font class="old">ѣ</font>, чръный воронъ, поганый половчине»; «хощу главу свою приложити», «а главы своя поклониша» — «снопы стелютъ головами»; «тяжко ти головы кром<font class="old">ѣ</font> плечю, зло ти т<font class="old">ѣ</font>лу кром<font class="old">ѣ</font> головы»; «тамо лежатъ поганыя головы половецькыя»; «д<font class="old">ѣ</font>ти б<font class="old">ѣ</font>сови кликомъ поля прегородиша, а храбріи русици преградиша чрълеными щиты» и т. п.</p><p class="text10k">После столь очевидных сопоставлений стало обычным утверждение, что варьирование форм — «стилистический прием», что неполногласные формы призваны воплощать «высокоторжественный стиль» (<i>Ларин</i>. Лекции... С. 163). Однако явное расхождение между дублетными формами в именах и глаголах, а также наречиях и предлогах (пологласие преобладает) требовало выявить отношение между высокими неполногласными «славянизмами» (как они называются по традиции) и народно-разговорными полногласными формами, обычно включенными в бытовой контекст. <i>Л. П. Якубинский</i> показал, что за стилистич. дифференциацией форм скрывается семантич. их расхождение. Напр., слова типа <em>время</em>, <em>предъ</em>, <em>чресъ</em> и др. одинаково распространены и в «церковнославянском», и в рус. яз., но имеющие варианты формы семантически распределены по принципу, отчасти уже описанному и Обнорским (на примере <em>гласъ</em> — «возглас, отзвук», но <em>голоси</em> — «звуки речи или пения»): прямое (исходное, номинативное) значение слова всегда соотносится с полногласным вариантом, а переносное (обычно метонимическое) с неполногласным, ср.: <em>голова</em> — <em>глава</em> как «жизнь», на <em>борони</em> — <em>брань</em> как «битва» и т. п. Семантич дифференциация корней подкрепляет стилистич. функцию словоформ, наполняя стилистич. разграничение определенным смыслом (подтекстом). То же наблюдается в эпитетах С.: неполногласные формы тут представлены при переносном (и отвлеченном) значении: «д<font class="old">ѣ</font>ти б<font class="old">ѣ</font>сови кликомъ поля прегородиша (конкретное значение), а храбріи русици преградиша (сопряжение конкретного и отвлеченного значений: «землю русскую») чрълеными щиты».</p><p class="text10k">Попытки описать полногласные — неполногласные формы как явление синонимии (<i>В. Л. Виноградова</i>, Т. Н. Кандаурова и др.; на этом принципе основан и «Словарь-справочник» к С.) не дали положит. результата, поскольку механически представленной дублетности этих форм в самом произведении нет (вообще подобное утверждение завело бы в тупик изучение худ. особенностей текста).</p><p class="text10k">Напротив, углубленное изучение текста в направлении, заданном Обнорским и Якубинским, привело к обнаружению новых семантич. пар в С.: <em>брегъ</em> — «скала, обрыв» и <em>берегъ</em> — «берег (реки)», <em>воронъ</em> — «хищный враг» и <em>вранъ</em> — «ворона» и т. д. Возникла полная уверенность в том, что, несмотря на некоторые позднейшие поновления, текст С. довольно точно, «в составе различных метафорических выражений употребляет неполногласные формы» (<i>Кандаурова</i>. С. 98), тогда как полногласные формы всегда связаны с конкретными речевыми формулами. Особенно явно это распределение форм проявляется у глаголов: в инфинитивной основе преобладают неполногласные морфемы (<em>преградиша</em>, <em>преклонишась</em> и пр.), в основе наст. вр. обычна полногласная (<em>заворочаетъ</em>, <em>молотятъ</em></p><p><span class="page">145</span></p><p class="text10">и пр.), т. е. проявляется такое же противопоставление конкретного (полногласие) и отвлеченного (неполногласие). Таков семантич. принцип, заметный на оппозициях формул с употреблением одного и того же слова, почему и использование полногласных и неполногласных форм в С. представляется функционально оправданным; по-видимому, при переписывании текста это и стало причиной его сохранения почти в целом виде: узко стилистич. разграничение рассматриваемых форм вряд ли выдержали бы последовательно позднейшие переписчики.</p><p class="text10k">Из подобных сопоставлений вытекало также, что удивительная сохранность исходного распределения форм обязана ритмич. структурам текста и объясняется древнерус. изменениями ударения. Якубинский заметил, что преобладание в С. неполногласных форм непосредственно связано с окружающими звуковыми комплексами, соотносясь по структуре, и все вместе эти средства уст. речи «помогают осуществлению звуковой организации соответствующей части текста, т. е. выступают как средства звуковой выразительности поэмы» (О языке... С. 77). Напр., форма <em>ратаев<font class="old">ѣ</font></em> (вм. <em>оратаи</em>?) при <em>р<font class="old">ѣ</font>тко</em>: «р<font class="old">ѣ</font>тко ратаев<font class="old">ѣ</font>»; устойчиво сочетание с имперфектом у слова <em>врани</em>: «грааху(ть) врани». Это безусловно важное уточнение, которое способно объяснить преобладание именно неполногласных форм в тексте. Так, заключит. формула «страны ради, гради весели» ни в каком состоянии не могла бы включить в себя полногласной формы <em>городи</em>; столь же трудно — по ритмич. соображениям — представить себе полногласную форму в стихе «давечя рано предъ зорями» (В. Чапленко) и т. п. Несомненно ритмич. цельности обязана и неполногласная форма <em>злато</em> в сочетании «а злата и сребра» — как уподобление нормальной форме <em>сребра</em>.</p><p class="text10k">Следует подчеркнуть, что в системе стилистич. соответствий полногласия и неполногласия в той же функции способны выступать и семантически не связанные слова, создающие в тексте С. <i>катахрезу</i> и парономазию: <em>славу</em> — <em>соловій</em>, <em>братіе</em> — <em>брани</em> — <em>боронь</em> и т. п.</p><p class="text8kot"><i>Лит.: Беликов Ив</i>. Некоторые исследования о Слове о полку Игореве // Учен. зап. Моск ун-та. М., 1834. Ч. 5. № 3. С. 453; <i>Головин</i>. Примечания. С. XVII; <i>Буслаев Ф. И.</i> Историческая грамматика русского языка (М., 1863). М., 1959. С. 60; <i>Житецкий П</i>. (рец.) A. Ogonovskij. Über das altrussische Lied von Igors Heerzug // AfslPh. Berlin, 1877. Bd 2. S. 651; <i>Смирнов</i>. О Слове. II. С. 27—28; <i>Максимович М. А.</i> Собр. соч. Киев, 1880. Т. 3. С. 558; <i>Обнорский</i>. Очерки. С. 190—193; <i>Вачнадзе С. М.</i> Словарь «Слова о полку Игореве» и его стилистическое использование // Тр. Тбилис. гос. пед. ин-та. Тбилиси, 1947. Т. 4. С. 142—143; La Geste (см.: <i>Jakobson R.</i> Selected Writings. The Hague; Paris, 1966. Vol. 4. P. 130, 164—191, 658—659, 662—663, 683—684); <i>Якубинский Л. П.</i> 1) О языке «Слова о полку Игореве» // Докл. и сообщ. Ин-та рус. яз. М.; Л., 1948. Вып. 2. С. 77—78; 2) История древнерусского языка. М., 1953. С. 324—327; <i>Чапленко В</i>. Мова «Слова о полку Ігореві». Winnipeg, 1950. С. 12—14; <i>Кандаурова Т. Н.</i> Полногласная и неполногласная лексика «Слова о полку Игореве» (к вопросу о датировке памятника) // Вопр. грамматики и лексикологии рус. яз. М., 1973. С. 76—99; <i>Ларин Б. А.</i> Лекции по истории русского литературного языка: (X — середина XVIII в.). М., 1975. С. 153—154, 163—164; <i>Колесов В. В.</i> 1) Ударения в «Слове о полку Игореве» // ТОДРЛ. 1975. Т. 31. С. 30, 36—37; 2) Древнерусский литературный язык. Л., 1989. С. 95—97, 264—268; <i>Виноградова В. Л.</i> 1) Глава / голова в древнерусском языке и в «Слове о полку Игореве» // Древнерус. лексикология и лексикография. М., 1980. С. 144—160; 2) Лексическая синонимика в «Слове о полку Игореве» // Рус. яз. в школе. 1985. № 1. С. 55—58; 3) Слово в «Слове о полку Игореве» // Альм. библиофила. М., 1986. Вып. 24. С. 155—157; <i>Гаспаров Б. М.</i> Поэтика «Слова о полку Игореве». Wien, 1984. С. 240—248</p><p class="podpis">В. В. Колесов</p>... смотреть

T: 104