ГРАММАТИКА

(греч. grammatike).
Раздел языкознания, содержащий учение о формах словоизменения, о строении слов, видах словосочетаний и типах предложения.

Синонимы:
глоссономия, лингвистика


Смотреть больше слов в «Словаре лингвистических терминов»

ГРАММАТИКА ИСТОРИЧЕСКАЯ →← ГРАДАЦИЯ НИСХОДЯЩАЯ

Смотреть что такое ГРАММАТИКА в других словарях:

ГРАММАТИКА

изображение или описание строения известного языка во всех (или только главнейших) его особенностях. Таким образом, Г. дает лишь одну половину знания я... смотреть

ГРАММАТИКА

(греч. grammatike, от grâmma — буква, написание)        часть лингвистики (См. Лингвистика), изучающая закономерности образования и употребления форм с... смотреть

ГРАММАТИКА

ГРАММАТИКА, -и, ж. 1. Формальный строй языка (словообразование,морфология и синтаксис), образующий вместе с фонетикой и лексикой егоцелостную систему. 2. Наука об этом строе. Теория грамматики. 3. Книга,описывающая этот строй. Академическая г. Учебная г. II прил. грамматический,-ая, -ое (к 1 и 2 знач.). Г. строй языка. Грамматические теории.Грамматическая форма (форма слова или синтаксической конструкции,заключающая в себе абстрактное морфологическое, синтаксическое илисловообразовательное значение). Грамматическое значение (абстрактноезначение, присущее ряду грамматических форм и объединяющее их в однуграмматическую категорию). Грамматическая категория (ряд грамматическихформ, объединенных общим грамматическим значением, напр. категория рода,категория числа, категория падежа).... смотреть

ГРАММАТИКА

грамматика ж. 1) а) Система способов словообразования, морфологических категорий и синтаксических конструкций какого-л. языка. б) разг. Правильность образования и употребления языковых форм и конструкций. 2) а) Раздел лингвистики, связанный с изучением и описанием законов языка, включающий словообразование, морфологию и синтаксис. б) Учебник, книга, содержащие такое описание грамматического строя языка. 3) перен. Основные правила, исходные положения какой-л. области знания.<br><br><br>... смотреть

ГРАММАТИКА

грамматика ж.grammar

ГРАММАТИКА

грамматика сущ., кол-во синонимов: 2 • глоссономия (1) • лингвистика (73) Словарь синонимов ASIS.В.Н. Тришин.2013. . Синонимы: глоссономия, лингвистика... смотреть

ГРАММАТИКА

Грамматика — изображение или описание строения известного языка во всех (или только главнейших) его особенностях. Таким образом, Г. дает лишь одну половину знания языка — знакомство с принципами его строения; знание же лексического (словесного) запаса получается при помощи словаря. Изображение строения известного языка может преследовать: 1) чисто практическую цель — научить родному или чужому языку, 2) научную — представить точно и всесторонне строение языка. В первом случае мы имеем практическую, или школьную, Г., заботящуюся не столько о точном и верном объяснении особенностей языка, сколько о наглядности и легкости почти механического его усвоения; во втором — научную грамматику, стремящуюся установить известную законную связь между всеми (по возможности) типическими фактами описываемого языка и дать им объяснение, принимающее во внимание все факторы, так или иначе влиявшие и влияющие на развитие языка. Каждая полная научная Г. представляет следующие отделы: 1) <i>фонетику,</i> или учение о звуковой системе данного языка, заключающее в себе точное описание звуков и представление их взаимных отношений (переход одних звуков в другие, чередование их друг с другом, исчезновение одних звуков и развитие новых, слияние двух или нескольких звуков в один, перестановка и т. д.); 2) <i> морфологию,</i> или учение о внешней форме языка, распадающееся на две части: а) словообразование (из корней, суффиксов и префиксов) и б) словоизменение, или флексия (склонение, спряжение); 3) <i>синтаксис,</i> или учение о сочетании слов в предложении и о сочетании предложений между собою. С большим развитием языкознания в научную Г. должен будет войти как четвертый отдел <i>семасиология,</i> или учение о значении слова и его изменениях. В современных научных Г. встречаются большею частью только первые два отдела: фонетика и морфология (обыкновенно — одно словоизменение); синтаксис, в современной науке менее, чем эти два отдела, разработанный, довольно часто отсутствует. Школьная Г. фонетику (урезанную до minimum‘a) и словоизменение помещает в один общий отдел — "этимологию". Если Г. освещает факты языка сравнением их с более древними формами того же самого языка, то она называется <i>историческою,</i> если для объяснения привлекаются другие родственные (и даже неродственные) языки, то — <i> сравнительною,</i> если употреблен и тот и другой метод — <i> сравнительно-историческою.</i> Всеобщая, или философская, Г. стремится дедуктивно, из самой природы человеческого языка, вывести все необходимое и возможное в нем. Подобные Г. были в большой моде в 20-40-х гг. этого столетия, но, несмотря на всю законность их целей, преданы справедливому забвению, ибо исходили из весьма незначительного запаса фактического знания. Время для такой всеобщей Г. не пришло еще и теперь; пока научная Г. имеет обыкновенно строго эмпирический и индуктивный характер. Историю Г. см. в статье Языкознание; см. также статьи: Сравнительное языкознание, Фонетика, Морфология, Синтаксис, Семасиология. <i> С. Булич. </i><br><br><br>... смотреть

ГРАММАТИКА

ГРАММАТИКА (от греческого grammata — «письмена», «писания»). В первоначальном понимании слова Г. совпадает с наукой о языковых формах вообще, в... смотреть

ГРАММАТИКА

(греч. grammatike, от gramma — буква, написание) — 1) строй языка, т. е. система морфологических категорий и форм, синтаксических категорий и конструкций, способов словопроизводства. В триаде, организующей язык в целом — в его звуковой, лексико-фра-зеологической и собственно формальной системах,— это категории и все явления формального, собственно строевого уровня языка. Г. называется вся несобственно звуковая и нелексич. организация языка, представленная в его грамматических категориях, грамматических единицах и грамматических формах. Г. в этом значении представляет собой строевую основу языка, без к-рой не могут быть созданы слова (со всеми их формами) и их сочленения, предложения (шире — высказывания) и их сочленения; 2) раздел языкознания, изучающий такой строй, его неодноуровневую организацию, его категории и их отношения друг к другу; 3) термин иногда также употребляют для обозначения функций отд. грамматич. категорий или лексико-грамматич. множеств. Так, напр., говорят о Г. той или иной части речи (напр., Г. имени, Г. глагола) или о Г. того или иного падежа, инфинитива, отд. предлогов. Г. имеет дело с абстракциями, обобщениями. Характер этих обобщений различен. Это может быть, напр., обобщение способов словесного называния (в слово- образовании), разнообразных отношений (в падежных значениях, в соединениях слов и форм слов, в строении предложения), обобщенно выраженных в языке ситуаций (таких, напр., как отношение между субъектом и его действием или состоянием, между действием и его объектом). Г. (грамматич. строй языка) как система абстрактных категорий, представляющих собой единства отвлеченных грамматич. значений и их формальных выражений, является той основой, без к-рой язык не существует и не функционирует. Грамматич. категории находятся друг с другом в сложных и тесных взаимоотношениях, имеющих свойство системы. Грамматические категории противопоставлены друг другу как категории, принадлежащие слову, н как категории, принадлежащие предложению. Слово — одна из основных единиц Г. В слове сочленены его звуковая материя и его значения — лексическое и грамматическое. К грамматическому значению слова относятся: его значение как части речи, т. е. как единицы, принадлежащей к определеииому лексико-грамматическому классу, его словообразовательное значение (в производном слове) и все его общие и частные грамматич. значения (у имени — значения рода, числа, падежа, у глагола — значения вида, залога, времени, лица, числа, наклонения, в ряде форм также значение рода). Кроме того, у ми. зна-менат. слов есть и более частные грамматич. значения, принадлежащие отд. их группам (напр., у рус. имен существительных значение одушевленности или неодушевленности), а также т. наз. лексико-грамматич. значения (напр., у русских имен существительных значение вещественности, у многих производных глаголов значение способов действия). Кроме общих и частных- грамматич. значений слову принадлежит также его собств. активный потенциал, проявляющийся, с одной стороны, в возможностях его синтаксич. и лексико-семантич. сочетаемости (интенция слова, его валентность), а с др. стороны, в том, что слово постоянно проявляет тенденцию вбирать в себя, конденсировать и абстрагировать семантические и грамматические характеристики своего лексико-грамматического окружения. Т. о., слово является единицей как лексич., так и грамматич. уровней языка и обнаруживает признаки, свойственные единицам обоих этих уровней. Кроме того, сама звуковая организация слова также небезразлична как к его формальным изменениям, так и к его непосредственному окружению (см. Морфонология). Слово связано со всей системой языка неск. линиями отношений. Во-первых, это лексико-парадигматич. отношения, т. е. вхождение в лексико-семантич. классы и подклассы; во-вторых, это собственно грамматич. отношения, т. е. связи грамматич. категорий и грамматич. парадигмы; в-третьих, это все синтагматич. отношения слова, характерные для его функционирования в сообщении, объективируемые в системе языка как внутреннее свойство слова и являющиеся основой для построения словосочетаний. Роль слова в Г. понимается разными грамматистами по-разному. По существу ни один из них не обходится без обращения к слову как к важнейшей грамматич. единице языка; однако роль слова в организации грамматич. системы трактуется неодинаково. В рус. грамматич. традиции слову всегда уделялось большое внимание. То единство грамматич. и лексич. значений слова, к-рое делает его одной из сложнейших единиц языка, рус. грамматистами всегда в той или иной степени принималось во внимание (А. X. Востоков, К. С. Аксаков, Г. П. Павский, А. А. Потебня, Г. К. Ульянов, И. А. Бодуэн де Куртеиэ, А. А. Шахматов, А. М. Пешковский, Л. В. Щерба, В. В. Виноградов и его школа). В тех направлениях Г., в к-рых грамматич. строй понимается только как абстрактная система отношений, сложная роль слова отодвигается на второй план, уступая место морфеме либо структуре предложения, или совсем не учитывается (напр., копенгагенская школа, дескриптивисты, работы Н. Хомского; см. Глоссематика, Генеративная лингвистика, Дескриптивная лингвистика). В сов. яз-знаиии практически ни одно грамматич. описание, какими бы методами оно ии пользовалось, ие обходится без обращения к взаимодействию грамматич. и лексич. факторов и, следовательно, к роли слова в системе грамматич. отношений. Сам грамматич. строй языка определяется как неодноуровневая система, организуемая абстрактными грамматич. категориями в их отношении не только друг к другу, но и к определ. лек-сикосемантич. множествам и подмножествам. Другой важнейшей единицей грамматич. строя языка является единица сообщения — предложение. Предложение в его противопоставлении высказыванию может быть определено как сообщающая единица, построенная по определ. грамматическому (синтаксич.) образцу, существующая в языке в различных своих формах и модификациях, функционально (с той или иной коммуникативной целью) нагруженная и всегда интонационно оформленная. Предложению как грамматич. единице принадлежат такие категории, как предикативность (максимально абстрагированное грамматич. значение, свойственное любому предложению и предстающее в категориях объективной модальности, т. е. в системе значений, выявляющихся на уровне синтаксич. реальности/ирреальности, а также синтаксич. времен), категории его семантич. структуры, категории актуального членения предложения — тема и рема. Традиционно выделение в предложении его членов — главных и второстепенных, а также распределение предложений по грамматич. типам. Предложение, как и слово, вступает в синтагматич. отношения с др. предложениями или с их аналогами, образуя разные виды сложных предложений, бессоюзные соединения (см. Бессоюзие) или входя в строй текста как его конструирующий компонент. В рус. грамматич. традиции установилось противопоставление предложения слову как внутренне глубоко различных грамматич. единиц. Однако в работах нек-рых исследователей обнаруживается тенденция нивелировать их внутр. свойства и сводить их функции к общей функции номинации. При этом грамматич. и прежде всего парадигматич. характеристики слова и предложения оказы- ГРАММАТИКА 113 ваются неоправданно подчиненными рассмотрению этих единиц как равно именующих (понятие, ситуацию). Характеристики слова, относящиеся к его звуковым преобразованиям, вызываемым его формальными изменениями и его соседством, принадлежат в языке к сфере морфонологии. Явления, связанные с образованием слова как отд. единицы, относятся к словообразованию. Все, что связано с абстрактными грамматич. значениями слова и его формоизменением, относится к морфологии. Все явления, связанные с синтагматикой слова, а также с построением и синтагматикой предложения, относятся к синтаксич. сфере языка (см. Синтаксис). Отд. единицей грамматич. строя может считаться морфема, т. е. минимальная значимая часть слова или словоформы. Средствами морфем конструируются слова и их формы. Явления, к-рые относятся к образованию и функционированию сло-вообразоват. и словоизменит. морфем, могут быть выделены в качестве отд. сферы внутри Г. слова — его морфе-мики, однако традиционным является рассмотрение морфем в системах словообразования (словообразоват. морфеми-ка) и морфологии (словоизменит. мор-фемика). Т. о., Г. как строй языка представляет собой сложную организацию, сочленяющую в себе словообразование, морфологию и синтаксис. Эти подсистемы, особенно морфология и синтаксис, находятся в самом тесном взаимодействии и переплетении, так что отнесение тех или иных грамматич. явлений к морфологии или синтаксису часто оказывается условным (напр., категории падежа, залога). Вопрос о принадлежности к Г. чвысше-го синтаксиса», т. е. закономерностей строения сложных, развернутых текстовых единств, не решен в науке; однако несомненно, что эти закономерности имеют качественно иной характер, чем грамматич. законы языка. К Г. иногда относят такие стороны звуковой организации языка, к-рыми непосредственно (материально) образуются его значимые единицы, а именно: звуковой строй языка, его акцентную систему и его интонационные конструкции, включая синтагмы как ритмич. единицы речи. Основания для такого расширит, понимания предмета Г. имеются, т. к. единицы звукового уровня, не. являясь двусторонними знаками (т. е. знаками, обладающими как материальной оболочкой, так и значением), служат материальной основой этих знаков и таким образом участвуют в формировании морфем, слов, их форм, предложений и их членов. Однако незнаковый характер перечисленных звуковых средств не позволяет рассматривать звуковой строй языка наряду со словообразованием, морфологией и синтаксисом как подсистему Г. В определ. момент своего развития грамматич. строй языка представляет собой, с одной стороны, относительно стабильную систему, организованную по строгим и твердым законам; с др. стороны, эта система находится в состоянии постоянного и активного функционирования, предоставляя свои средства для организации бесконечного кол-ва отдельных, конкретных слов и высказываний (см. Язык, Речь). Двойственность самой природы грамматич. строя языка — его относит, стабильность, сложная внутр. 114 ГРАММАТИКА организация и многообразные явления функционирования этой организации свидетельствуют о том, что в грамматич. строе языка сочленены свойства стабильной системы и заложенных в ней возможностей. Грамматич, строй языка является ист. категорией, он находится в состоянии постоянного движения и развития и подчинен общим законам развития языка. На каждом этапе своей истории грамматич. строй языка достаточно совершенен и служит формированию и выражению мыслей носителей языка, отвечая своему ист. назначению. Г. как наука исследует грамматич. строй языка. Эта наука имеет давние традиции. Истоки совр. европ. грамматич. мысли и соотв. терминологии следует искать в трудах др.-инд. филологов (см. Индийская языковедческая традиция), а позднее — в трудах древних греков (см. Античная языковедческая традиция). Эти традиции были продолжены европ. филологами в эпохи Возрождения и Просвещения. Первой рус. грамматикой, открывшей совр. этап в изучении грамматич. строя рус. языка, была «Российская грамматика* М. В. Ломоносова (1755, опубл. в 1757), иа к-рую опирались и от к-рой в то же время отталкивались такие рус. грамматисты 1-й пол. 19 в., как Востоков, Н. И. Греч, И. И. Давыдов. Через логические (Ф. И. Буслаев) и психологические (Потебня, Д. Н. Овся-нико-Куликовский, отчасти Шахматов) направления рус. грамматич. мысль пришла к пониманию Г. как науки о разных уровнях формального строя языка в их взаимодействии (Шахматов, Пешков-ский, Виноградов и его школа). Соответственно в Г. теперь уже традиционно выделяются разделы: словообразование, морфология и синтаксис. В соответствии с осн. характеристиками грамматич. строя языка — его формальной организацией и его функционированием — в рус. науке с наибольшей определенностью, начиная с работ Щероы, намечается противопоставление Г. формальной и функциональной как разных подходов к изучению одного объекта. Под формальной Г. понимается описание грамматич. строя языка, идущее от формы к значению. Под функциональной Г.— описание, идущее от значения к выражающим его формам. По принципу формальной Г. построены все опи-сат. и нормативные Г. рус. яз. В иих представлены системы формальных средств на уровне словообразования, морфологии и синтаксиса и описаны грамматич. значения, заключенные в этих формальных средствах. При этом значимая сторона явлений описывается с разной степенью детализации и глубины. Такому описанию противостоят т. наз. активные Г., в основе к-рых лежат определ. образом сгруппированные грамматич. значения. Здесь возможны разные подходы (см. Функциональная грамматика). Одним из таких подходов может явиться тот, при к-ром первым шагом станет выделение собственно функций (предназначений) языка в самом обобщенном их виде (функции номинативная, коммуникативная, квалифицирующая). Исходя из этих предназначений можно выделить единицы функциональной Г.— сложные семантич. комплексы, объединяющие вокруг семантич. инварианта разноуровневые единицы. Среди направлений грамматич. науки 60—80-х гг. 20 в. определилось противопоставление подходов, связанных, с одной стороны, с углублением и семантику грамматич. явлений и, с др. стороны, с вниманием к внешнему, формальному синтаксису (представляемому как Г. языка в целом) и к тем формальным преобразованиям, к-рым подвергаются синтаксич. конструкции. По существу, вся история совр. грамматич. мысли колеблется от преимуществ, внимания или к формальной организации языка, или к его смысловой стороне. В разные моменты оказывается доминирующим то один, то др. подход. В самом общем виде в 60—80-х гг. определилось два круга науч. направлений, ориентированных, с одной стороны, на внеш. организацию языка и, с др. стороны, на его смысловую сторону. К первому кругу относится прежде всего получившая широкий резонанс генеративная Г., пытавшаяся возвести все множество принадлежащих конкретному языку конструкций к неск. элементарным моделям — первоначально в сознат. отвлечении от языковой семантики и от всех контекстуальных условий функционирования предложения. На исходные теоретнч. положения генеративной Г. опирался в своем анализе конкретных языковых явлении и весь трансформационный синтаксис. В 70-х гг. сторонники генеративной Г. попытались соединить формальный и семантич. аспекты в описании своего объекта, однако попытки эти нельзя считать удавшимися. Второй круг направлений представляет большое кол-во работ, объединяемых вниманием прежде всего к смысловой стороне грамматич. единиц. Здесь существуют разнообразные течения. Наиболее результативными можно считать работы, осуществляющие структурно-семантическое и вместе с тем функциональное изучение грамматич. строя языка, связанное с углубленным вниманием ко всем сторонам избранного объекта (работы Виноградова, Г. О. Винокура, А. В. Бондарко, А. А. Зализняка, Д. Н. Шмелева, Е. В. Падуче-вой, Ю. С. Маслова, М. М. Гухман, Е. А. Земской, В. В. Лопатина и др.). Активно развиваются исследования грамматич. объектов в аспекте препозитивной иомииации (см. Пропозиция; работы Т. Б. Алисовой, В. Г. Гака, Н. Д. Арутюновой, П. Адамца), в плане семантич. строения грамматич. единиц (работы о семантич. структуре предложения — Ф. Данеша, Я. Коржинского, Г. Беличовой-Кржижковой, А. Вежбиц-кой, А. Богуславского и др.), в аспекте актантной организации предложения (С. Кароляк и др.), в плане прагматич. организации высказывания (см. Прагматика), в аспекте грамматич. типологии (С. Д. Кацнельсон, А. А. Холодович, Г. А. Климов и др.). В процессе развития Г. как науки существенно менялось понимание ее объема. Каков бы ни был сам ход грамматич. мысли — обращалась ли она в качестве своей опоры к логич. теориям или к тем или иным психологич. концепциям, к точным наукам, напр. к математике, или провозглашала свою полную независимость от всех др. отраслей гуманитарных и естеств. знаний,— независимо от всего этого история грамматич. мысли показывает раэл. понимание границ науки о грамматич. строе языка, его отношения к др. сферам языка. Отмечается «волнообразное» движение от узкого понимания предмета Г. (только формы, только формальный каркас языка) до такого понимания ее границ, когда выведение или формулировка грамматич. законов ие мыслится без обращения к словесному фонду языка. Так, и в рус- с кой, и в зарубежной грамматич, традиции существует строго формальное, узкое понимание объекта грамматич. науки (Ф. Ф. Фортунатов, М. Н. Петерсон, генеративная лингвистика) или широкое понимание такого объекта, когда учение о грамматич. строе языка смыкается, с одной стороны, с изучением слова (Вос-токов, Потебня, Шахматов, Виноградов), с др. стороны,— с изучением всех сфер речевого функционирования. Наиболее конструктивными в познании грамматич. объекта оказываются такие подходы (методологически иногда очень различные), к-рые ие отграничивают изучение грамматич. законов и правил от их постоянного и сложного взаимодействия с законами и правилами звуковой н лексич. организации языка. Результаты грамматич. исследований находят свое выражение в разных типах описаний. Это, с одной стороны,— описания отд. сторон грамматич. строя и отд. его явлений, с др. стороны,— описания грамматич. системы языка в целом. Такие целостные описания могут содержать характеристику синхронного языкового состояния (в условно остановленный момент развития) или восстанавливать ист. картину, показывая развитие грамматич. строя языка. Осуществленные с разной степенью полноты такие описания представлены в разных типах грамматик. 8 традиционных представлениях это Г. научные, описательные или нормативные. Такое разделение основано на противопоставлении описаний, во-первых, концептуально обоснованных, т. е. развивающих определ. науч. концепцию автора, во-вторых, собственно констатирующих и систематизирующих факты, в-третьих, строго рекомендательных, т. е. разрешающих или запрещающих то или иное употребление. В настоящее время для академич. традиции такое разделение оказывается не соответствующим реально существующему положению вещей. На совр. стадии развития иауки описат. Г. обязательно являются концептуальными (напр., рус. академич. грамматики 1952— 1954, 1970, 1980), а полные грамматич. описания — строго научными и, следовательно, в определ. смысле нормативными. К сфере науч. Г. относятся также срав-нит.-ист. Г., изучающие строй родств. языков в их развитии или на отд. прошлых ступенях этого развития, и Г. сопоставительные (в т. ч. контрастивные), описывающие черты сходства и различия в строе родств. или неродств. языков в к.-л. определ. момент их существования. Отмечается нежелат. разрыв между научной и школьной Г. Последняя обнаруживает признаки консервативности и неполноты отражения существующего положения вешей в лингвистике. В связи с постоянным возрастанием роли рус. яз. в мире н как следствие этого с активизацией его изучения в сов. языкознании в 70—80-х гг. создано много учебных и частных сопоставит. Г. разных типов. 9 Потебня А. А.. Из записок по рус. грамматике, т. 1 — 2. Введение. Составные части предложения и их Замены в рус. языке, Хар., 1874; т. 3. Об изменении значения и заменах существительного, Хар., 1899 (2 изд., М., 1968); т. 4. Глагол. Местоимение. Числительное. Предлог, М. — Л.. 1941 (2 изд., М., 1977); Дурново Н. Н., Грамматич. словарь, М. —П., 1924; Виноградов В. В., Рус. наука о рус. лит. языке. «Уч. зап. МГУ», 1946, в. 106; его же. Рус. язык. Грамматич. учение о слове, М.— Л., 1947; его же, Избр. труды. Исследования по рус. грамматике, М., 1975; Смирницкий А. И., Лексич. и грамматич. в слове, в кн.: Вопросы грамматич. строя, М., 1955; Есперсен О., Философия грамматики, пер. с англ., М., 1958; К у з н е ц о в П. С, Грамматика, в кн.: Большая Советская энциклопедия, 2 изд., т. 3, М., 1959; его ж е, О принципах изучения грамматики, М., 1961; Грамматика рус. языка, 2 изд., т. 1 — 2. М., 1960; Карцеве*ий С, Об асимметричном дуализме лингвистич. знака, в кн.: Звегинцев В. А., История яз-знаиия XIX—XX веков в очерках и извлечениях, ч. 2, [3 изд.), М., 1965; Матезиус В., О системном грамматич. анализе, в сб.: Пражский лингвистич. кружок, М., 1967; Исследования по общей теории грамматики, М., 1968; Единицы разных уровней грамматич. строя языка и их взаимодействие. М., 1969; Бондарко А. В., Теория морфологич. категорий, Л., 1976; Булыгина Т. В., Грамматика, в кн.: Большая Советская энциклопедия, 3 изд., т. 7, М., 1972; ее же, Проблемы теории морфологич. моделей, М., 1977; Языковая номинация. Виды наименований, М.. 1977; Языковая номинация. (Общие вопросы), М., 1977; Адамец П., Образование предложений из пропозиций в совр. рус. языке, Прага, 1978; Гак В. Г., Теоретич. грамматика франц. языка. Морфология, М., 1979; Русская грамматика, т. 1 — 2, Прага, 1979; Рус. грамматика, т. 1 — 2, М., 1980; Слово в грамматике и словаре. М., 1984; Совр. зарубежные грамматич. теории. Сб. науч.-аналитич. обзоров, М., 1985. Н. Ю. Шведова.... смотреть

ГРАММАТИКА

ГРАММАТИКА (от греческого grammata - «письмена», «писания»). В первоначальном понимании слова Г. совпадает с наукой о языковых формах вообще, включая и изучение элементов звуковой формы - звуков или, как выражаются вплоть до начала XIX в., «букв»; это включение менее ошибочно, чем обычно принято думать, поскольку в языковом общении коллектива элемент звучания становится отличительным знаком значений, т. е. до известной степени грамматическим явлением (см. Фонетика). Это употребление термина Г. обычно не только у создавших его античных грамматиков и унаследовавших его от них грамматиков христианского средневековья и эпохи Возрождения, но и у арабских и еврейских грамматиков, менее зависящих от античной традиции. Исключение составляют только лингвистические учения древней Индии, с самого начала четко противопоставляющие учение о формах слов - Г. - учению о звуках - фонетике. На почве старого широкого понимания термина остаются: философская грамматика рационализма XVII-XVIII вв., стремящаяся свести грамматические категории яз. к логическим; сравнительная Г. XIX в., ставящая своей целью первоначально более отчетливое выявление «индивидуальности» каждого языка (Гумбольдт), а позднее - под влиянием натуралистической концепции яз. - восстановление древнейших, уже «вымерших» форм яз. (Шлейхер); историческая Г., изучающая «изменение языковых обычаев во времени» (Гримм) и тем самым устраняющая из Г. элемент нормативности, присутствующий в ней с самого начала благодаря ее генетической связи с филологией и стилистикой (см.). Более того: именно в исторической и сравнительной Г. второй половины XIX в., выдвигающей на первый план изменения языковой системы во времени и объяснения этих изменений действием фонетических законов и аналогии (см. Язык), чисто грамматические исследования, - в особенности, после отказа от проблемы генезиса грамматических форм, - занимают очень скромное место; и в этом отношении особенно показательны труды младограмматиков (Бругман, Дельбрюк, Пауль), совсем не критически усваивающих старую грамматическую терминологию. Выделение фонетики из Г., проводимое в XIX в., связано не столько с углублением грамматической проблемы, сколько с развитием первой дисциплины, приобретающей (благодаря отсутствию социальной концепции языкового знака) характер естественно-научной дисциплины. Впрочем и в новейшее время широкое употребление термина Г. встречается не только в педагогической и методической литературе, но довольно обычно и в лингвистике, в применении к описанию конкретных языков или групп яз. Чаще однако в лингвистической лит-ре термин Г. употребляется в более узком смысле - для обозначения отдела лингвистики, посвященного изучению совокупности тех смысловых отношений между элементами целого высказывания (словосочетаниями, отдельными словами, частями слова), которые воспринимаются как видоизменения основного реального значения этих элементов и, благодаря постоянству соответствующих изменений звуковой стороны высказывания, выделяются в систему грамматических форм. В этом значении Г. противопоставляется, с одной стороны, фонетике (см.) - учению о звуковой системе языка, с другой - семасиологии (см.) - учению о реальных значениях слов. Далее, как дисциплины не грамматические выделяются этимология (см.) и лексикология (см.), изучающие, наряду со значениями «корней» слов, формы образования новых слов. В пределах же собственно Г. обычно противопоставляют друг другу морфологию как «учение о значении отдельных слов в зависимости от их состава и, следовательно, о значении частей слова» и синтаксис как учение о «значениях соединения слов», или (согласно другому не менее распространенному определению) морфологию как «учение о формах отдельного слова» и синтаксис как учение о «функциях этих форм в словосочетании и как учение о формах и функциях словосочетаний» (см. Морфология, Синтаксис). Это деление грамматических дисциплин в значительной степени условно. Еще более условна классификация грамматических форм: в общем, до самого последнего времени лингвистика совершенно не критически пользовалась здесь старой терминологией, унаследованной еще от античных грамматиков и объединяющей группы грамматических единиц (выделяемых по общности тех или иных частичных звукозначений) в определенные категории (части речи, члены предложения, парадигмы склонения и спряжения и т. д.) по комплексу меняющихся и различных признаков. Именно в традиционности и условности обозначений заключается удобство этой грамматической терминологии, позволяющей подводить наблюдаемые новые явления под уже известные категории без предварительного точного их определения; ибо, как мы увидим ниже, логически точное определение грамматических значений представляет часто значительные трудности. Анализ отдельных установленных традицией грамматических категорий и новейших попыток их более научного определения - см. Части речи, Предложение.<p class="tab">Пересмотр грамматической проблемы в целом, классификации грамматических дисциплин и грамматических форм - достижения преимущественно новейшей лингвистики. Эти достижения связаны прежде всего с работами философов и психологов над материалами яз. (Вундт, Дитрих, Марти, Гиннекен и др.), далее - с усилением социологической концепции яз. (реабилитация статической Г. у де Соссюра и Сэшеэ, доказательства автономности грамматического развития у Мейэ и т. д.) и наконец со сближением лингвистики с историей материальной культуры, этнологией и родственными дисциплинами (возрождение проблемы генезиса грамматических форм у В. Шмидта и Н. Я. Марра). Важнейшими моментами пересмотра грамматической проблемы являются: раскрытие механизма грамматического анализа; признание взаимной обусловленности грамматических форм как элементов единой системы; вытекающий отсюда пересмотр понятия грамматической формы (в частности, указание на тот факт, что при наличии в системе языка грамматических форм самое отсутствие звуковой модификации может быть использовано для образования грамматической формы путем соотнесения с остальными звуковыми модификациями - факт, впервые отмеченный Ф. Фортунатовым в учении об отрицательной формальной принадлежности и в настоящее время осознанный большинством лингвистов (де Соссюр, Сэпир, Вандриес)); признание необходимости новой классификации грамматических дисциплин (де Соссюр) и в особенности грамматических форм, свободной от гнета античной традиции (Сэпир, Нареен, Гиннекен); и - что особенно важно - осознание специфического характера грамматических значений, лишь частично совпадающих с логическими категориями. Благодаря более глубокому ознакомлению с формами мышления народов первобытной культуры (так наз. «дологическим мышлением») и более детальному анализу грамматических значений современная лингвистика начинает осознавать, что в грамматических формах, помимо логических значений, обычно находят выражение смысловые различия, несущественные с точки зрения логики, но зато теснейшим образом связанные с социальной оценкой соответствующих явлений и фактов, благодаря традиционному характеру лингвистического знака (см. Язык), часто отражающие глубоко архаичные формы общественного быта и психологии (Марр, В. Шмидт). Сюда относятся не только такие поздние явления, как дифференциация спряжения на формы почтительного, безразличного и пренебрежительного обращения (достаточно напомнить, что немецкий яз. прусского абсолютизма знал четыре формы второго лица: «Du», «Jhr», «Er» и «Sie»), как существование уничижительных, ласкательных и т. п. форм словообразования, но и такие архаические черты языковой структуры, как деление имен на классы или роды, ясно отражающее социальную неравноценность называемого, хотя и получающее в дальнейшем развитии языка грамматическое значение. Действительно: многие из грамматических форм, представляющиеся нам выражением чисто логических отношений, в палеонтологическом анализе раскрываются как выражение примитивного «дологического» мышления и лежащих в его основе первобытных форм общественности. Так, по мнению В. Шмидта, «богатство форм числа для личных местоимений и имен объясняется слабым развитием системы счисления, бессистемным счетом или счетом парами. Локальная экзогамия влечет за собой образование инклузивной и эксклузивной форм местоимения первого лица множественного (двойственного и тройственного) числа». По мнению акад. Марра, выделение (или точнее противоставление) единственного числа множественному, развитие притяжательных и личных местоимений отражают определенные стадии развития примитивного общества, противоставление индивида коллективу, появление собственности. И если справедливы указания Леви-Брюля на качественное, а не количественное различение времени и пространства в первобытном «дологическом» мышлении, то и, казалось бы, чисто релятивные значения падежа и времени приобретают иное содержание, подлежат истолкованию в освещении коллективной психологии, а не логики (указания на это можно найти у Марти и Гиннекена). В направлении культурно-исторического истолкования грамматических форм наиболее полной, хотя и методологически спорной, представляется попытка В. Шмидта («Die Sprachfamilien und die Sprachenkreise der Erde»), наиболее близкими к марксизму, хотя и не приведенными еще в систему, - построения акад. Марра (Опыт систематического изложения его учения - «Введение в яфетидологию» И. И. Мещанинова не достаточно освещает именно грамматическую проблему). Однако и в настоящее время пересмотр грамматической традиции в целом только еще намечается.</p><p class="tab">Вырастая из филологического анализа труднопонятного текста на яз., пользующемся особым уважением, часто «священном» (так александрийская Г. связана с изучением Гомера, древнеиндийская - Вед, арабская - Корана, еврейская - Библии), Г., естественно, приобретает характер нормативности, поскольку только формы выражения, засвидетельствованные в соответствующих текстах, представляются допустимыми в системе лит-ого яз. Этому противопоставлению «правильного» и «неправильного» выражения сильно способствует классовый характер художественного и научного творчества соответствующих эпох, отражающего пренебрежительное или враждебное отношение господствующих классов к «грубым», «вульгарным» и «ошибочным» формам выражения широких народных масс (см. Диалектология). Устранению этого нормативного элемента из Г. способствует развитие историзма в лингвистике и освобождение ее от авторитарного оценочного подхода к явлениям языка и социальной диалектологии в частности. Однако потребность коллектива в однотипных формах выражения, в «клише» (см. Стилистика, Язык) способствует сохранению элемента нормативности в так наз. «школьной грамматике».</p><p class="tab">Рассмотрение Г. лит-ого памятника яз. не как творческого оформления известного определенного смысла, не как конкретного и цельного высказывания, социально-исторически обусловленного и эстетически неповторимого, а как совокупности возможных форм выражения, приводит к стиранию границ между нормативной Г. и нормативной стилистикой. Одинаково возможные стилистически (т. е. одинаково засвидетельствованные в лит-ых памятниках) формы выражения одного и того же логически смысла признаются равными грамматически; отголоски этих учений, получающих особое развитие в эпоху расцвета философской Г. рационализма, можно отметить в современном «школьном» синтаксисе (учение о членах предложения, учение о сокращении придаточных предложений).</p><p class="tab">Вместе с тем этот характерный для нормативной Г. подход к лит-ому произведению препятствует изучению индивидуальных модификаций грамматической формы как одного из компонентов художественного слова, их роли в структуре поэтического произведения как единого и цельного эстетического факта - социально-исторически обусловленного высказывания. Только XIX и XX вв. с их историзмом и психологизмом, а позднее и эстетизмом, выдвигают возможность изучения модификаций грамматических форм в их соотнесенности со структурой определенного поэтического произведения (подробнее о стилистическом значении отдельных грамматических форм см. Морфология, Синтаксис, Части речи). Характерный перегиб в сторону эстетической концепции грамматического факта - как индивидуального высказывания - с упущением его важнейшей коммуникативной функции (см. Язык) - дают труды так наз. неофилологической школы (Фосслер, Шпитцер, Лорх, Лерх, Волошинов и другие).</p><p class="tab"></p><p class="tab"><span><b>Библиография:</b></span></p><p class="tab"><b>I.</b> Ввиду невозможности дать исчерпывающую лит-ру предмета, мы ограничимся лишь указанием важнейших библиографических пособий. Обзор старых грамматических учений: Benfey, Geschichte der Sprachwissenschaft, 1869. Грамматические учения античного мира: Steinthal H., Die Sprachwissenschaft bei den Griechen und Romern. Грамматические учения древней Индии: Liebich, Zur Einfuhrung in die indische einheimische Sprachwissenschaft (Sitz. d. Heidelberg. Akad., 1919-1920) и Panini. Обзор грамматических учений XIX в.: Delbruck В., Einleitung in das Studium der indogermanischen Sprachen, 1919; Schrijnen-Fischer, Einfuhrung in das Studium der indogermanischen Sprachen, Heidelberg, 1921; Булич, Очерк истории языкознания в России (XVIII в. - 1825), СПБ., 1904; Краткий обзор важнейших грамматических направлений в русской лингвистике XIX в.: Петерсон М. Н., Очерк синтаксиса русск. яз., 1923. Библиография важнейших новых зап.-европейских работ по теории грамматики: Vendryes, Le langage, 1925. Хорошая библиография важнейших работ неофилологической школы: Проблемы литературной формы, Л., 1928; Волошинов, Марксизм и философия яз., Л., 1928. Библиография по яфетидологии: Mapp Н. Я., акад., Классифицированный перечень работ по яфетидологии, М. - Л., 1926. Грамматическая библиография ведется в «Bulletin de la societe linguistique de Paris», «Anzeiger der indogermanischen Forschungen», «Indogermanisches Jahrbuch» и др. Хороший обзор грамматической лит-ры по отдельным яз. и группам яз.: Schmidt W., Die Sprachfamilien und die Sprachenkreise der Erde, Heidelberg, 1925. См. также труды перечисленных в тексте авторов и лит-ру по статьям, на к-рые даны ссылки в тексте.</p><p class="tab"><b>II.</b> Работы по грамматикам русских поэтов: Щерба А. В., Опыт лингвистического толкования стих. «Воспоминание» Пушкина, «Русская речь», П., 1923; Виноградов В., Стиль петербургской поэмы «Двойник». Опыт лингвистического анализа «Достоевский», сб. Под редакцией Долинина, «Мысль», П., 1922; Гроссман Л., Заметки о языке Достоевского, «Семинарий по Достоевскому», Гиз, М., 1923; Виноградов В., О символике А. Ахматовой, «Лит-ая мысль», I, П., 1922; Арватов Б., Синтаксис Маяковского, «Печать и революция», 1923, I (перепеч. в сб. «Социологическая поэтика», М., 1928); Истомин В., Главнейшие особенности языка и слога произведений Лермонтова, Варшава, 1894 (из «Русск. филологич. вестн.»); Стефановский И., Язык произведений Пушкина и Лермонтова, Фил. зап., 1899, 3-4, Статьи о языке и стиле Лермонтова в V т. Акад. издания; Будде Е., Опыт грамматики языка Пушкина, Сб. отд. русск. яз. и словесности Акад. наук, LXXVII, 1904; Карский Е., О влиянии творческой деятельности Пушкина на развитие русского литературного языка, Варшава, 1899 (РФВ); Истомин Н., Главнейшие особенности языка и слога произведений Гоголя, Фонвизина и Озерова, Варшава, 1897; Мандельштам И., О характере гоголевского стиля, Главы из истории русского лит-ого яз., Гельсингфорс, 1902; Будде Е., Значение Гоголя в истории русского литературного языка, Журн. МНП, 1902, № 7; Карский Е., Значение Гоголя в истории русского языка, «Русск. филологич. вестн.», 1909, № 2. </p>... смотреть

ГРАММАТИКА

[от греческого grammata — «письмена», «писания». В первоначальном понимании слова Г. совпадает с наукой о языковых формах вообще, включая и изучение элементов звуковой формы — звуков или, как выражаются вплоть до начала XIX в., «букв»; это включение менее ошибочно, чем обычно принято думать, поскольку в языковом общении коллектива элемент звучания становится отличительным знаком значений, т. е. до известной степени грамматическим явлением (см. «Фонетика»). Это употребление термина Г. обычно не только у создавших его античных грамматиков и унаследовавших его от них грамматиков христианского средневековья и эпохи Возрождения, но и у арабских и еврейских грамматиков, менее зависящих от античной традиции. Исключение составляют только лингвистические учения древней Индии, с самого начала четко противопоставляющие учение о формах слов — Г. — учению о звуках — фонетике. На почве старого широкого понимания термина остаются: философская грамматика рационализма XVII—XVIII вв., стремящаяся свести грамматические категории яз. к логическим; сравнительная Г. XIX в., ставящая своей целью первоначально более отчетливое выявление «индивидуальности» каждого языка (Гумбольдт), а позднее — под влиянием натуралистической концепции яз. — восстановление древнейших, уже «вымерших» форм яз. (Шлейхер); историческая Г., изучающая «изменение языковых обычаев во времени» (Гримм) и тем самым устраняющая из Г. элемент нормативности, присутствующий в ней с самого начала благодаря ее генетической связи с филологией и стилистикой (см.). Более того: именно в исторической  и сравнительной Г. второй половины XIX в., выдвигающей на первый план изменения языковой системы во времени и объяснения этих изменений действием фонетических законов и аналогии (см. «Язык»), чисто грамматические исследования, — в особенности, после отказа от проблемы генезиса грамматических форм, — занимают очень скромное место; и в этом отношении особенно показательны труды младограмматиков (Бругман, Дельбрюк, Пауль), совсем не критически усваивающих старую грамматическую терминологию. Выделение фонетики из Г., проводимое в XIX в., связано не столько с углублением грамматической проблемы, сколько с развитием первой дисциплины, приобретающей (благодаря отсутствию социальной концепции языкового знака) характер естественно-научной дисциплины. Впрочем и в новейшее время широкое употребление термина Г. встречается не только в педагогической и методической литературе, но довольно обычно и в лингвистике, в применении к описанию конкретных языков или групп яз. Чаще однако в лингвистической лит-ре термин Г. употребляется в более узком смысле — для обозначения отдела лингвистики, посвященного изучению совокупности тех смысловых отношений между элементами целого высказывания (словосочетаниями, отдельными словами, частями слова), которые воспринимаются как видоизменения основного реального значения этих элементов и, благодаря постоянству соответствующих изменений звуковой стороны высказывания, выделяются в систему грамматических форм. В этом значении Г. противопоставляется, с одной стороны, фонетике (см.) — учению о звуковой системе языка, с другой — семасиологии (см.) — учению о реальных значениях слов. Далее, как дисциплины не грамматические выделяются этимология (см.) и лексикология (см.), изучающие, наряду со значениями «корней» слов, формы образования новых слов. В пределах же собственно Г. обычно противопоставляют друг другу морфологию как «учение о значении отдельных слов в зависимости от их состава и, следовательно, о значении частей слова» и синтаксис как учение о «значениях соединения слов», или (согласно другому не менее распространенному определению) морфологию как «учение о формах отдельного слова» и синтаксис как учение о «функциях этих форм в словосочетании и как учение о формах и функциях словосочетаний» (см. «Морфология», «Синтаксис»). Это деление грамматических дисциплин в значительной степени условно. Еще более условна классификация грамматических форм: в общем, до самого последнего времени лингвистика совершенно не критически пользовалась здесь старой терминологией, унаследованной еще от античных грамматиков и объединяющей группы грамматических единиц (выделяемых по общности тех или иных частичных звукозначений) в определенные категории (части  речи, члены предложения, парадигмы склонения и спряжения и т. д.) по комплексу меняющихся и различных признаков. Именно в традиционности и условности обозначений заключается удобство этой грамматической терминологии, позволяющей подводить наблюдаемые новые явления под уже известные категории без предварительного точного их определения; ибо, как мы увидим ниже, логически точное определение грамматических значений представляет часто значительные трудности. Анализ отдельных установленных традицией грамматических категорий и новейших попыток их более научного определения — см. «Части речи», «Предложение». Пересмотр грамматической проблемы в целом, классификации грамматических дисциплин и грамматических форм — достижения преимущественно новейшей лингвистики. Эти достижения связаны прежде всего с работами философов и психологов над материалами яз. (Вундт, Дитрих, Марти, Гиннекен и др.), далее — с усилением социологической концепции яз. (реабилитация статической Г. у де Соссюра и Сэшеэ, доказательства автономности грамматического развития у Мейэ и т. д.) и наконец со сближением лингвистики с историей материальной культуры, этнологией и родственными дисциплинами (возрождение проблемы генезиса грамматических форм у В. Шмидта и Н. Я. Марра). Важнейшими моментами пересмотра грамматической проблемы являются: раскрытие механизма грамматического анализа; признание взаимной обусловленности грамматических форм как элементов единой системы; вытекающий отсюда пересмотр понятия грамматической формы [в частности, указание на тот факт, что при наличии в системе языка грамматических форм самое отсутствие звуковой модификации может быть использовано для образования грамматической формы путем соотнесения с остальными звуковыми модификациями — факт, впервые отмеченный Ф. Фортунатовым в учении об отрицательной формальной принадлежности и в настоящее время осознанный большинством лингвистов (де Соссюр, Сэпир, Вандриес); признание необходимости новой классификации грамматических дисциплин (де Соссюр) и в особенности грамматических форм, свободной от гнета античной традиции (Сэпир, Нареен, Гиннекен); и — что особенно важно — осознание специфического характера грамматических значений, лишь частично совпадающих с логическими категориями. Благодаря более глубокому ознакомлению с формами мышления народов первобытной культуры (так наз. «дологическим мышлением») и более детальному анализу грамматических значений современная лингвистика начинает осознавать, что в грамматических формах, помимо логических значений, обычно находят выражение смысловые различия, несущественные с точки зрения логики, но зато теснейшим образом связанные с социальной  оценкой соответствующих явлений и фактов, благодаря традиционному характеру лингвистического знака (см. «Язык»), часто отражающие глубоко архаичные формы общественного быта и психологии (Марр, В. Шмидт). Сюда относятся не только такие поздние явления, как дифференциация спряжения на формы почтительного, безразличного и пренебрежительного обращения (достаточно напомнить, что немецкий яз. прусского абсолютизма знал четыре формы второго лица: «Du», «Jhr», «Er» и «Sie»), как существование уничижительных, ласкательных и т. п. форм словообразования, но и такие архаические черты языковой структуры, как деление имен на классы или роды, ясно отражающее социальную неравноценность называемого, хотя и получающее в дальнейшем развитии языка грамматическое значение. Действительно: многие из грамматических форм, представляющиеся нам выражением чисто логических отношений, в палеонтологическом анализе раскрываются как выражение примитивного «дологического» мышления и лежащих в его основе первобытных форм общественности. Так, по мнению В. Шмидта, «богатство форм числа для личных местоимений и имен объясняется слабым развитием системы счисления, бессистемным счетом или счетом парами. Локальная экзогамия влечет за собой образование инклузивной и эксклузивной форм местоимения первого лица множественного (двойственного и тройственного) числа». По мнению акад. Марра, выделение (или точнее противоставление) единственного числа множественному, развитие притяжательных и личных местоимений отражают определенные стадии развития примитивного общества, противоставление индивида коллективу, появление собственности. И если справедливы указания Леви-Брюля на качественное, а не количественное различение времени и пространства в первобытном «дологическом» мышлении, то и, казалось бы, чисто релятивные значения падежа и времени приобретают иное содержание, подлежат истолкованию в освещении коллективной психологии, а не логики (указания на это можно найти у Марти и Гиннекена). В направлении культурно-исторического истолкования грамматических форм наиболее полной, хотя и методологически спорной, представляется попытка В. Шмидта («Die Sprachfamilien und die Sprachenkreise der Erde»), наиболее близкими к марксизму, хотя и не приведенными еще в систему, — построения акад. Марра (Опыт систематического изложения его учения — «Введение в яфетидологию» И. И. Мещанинова не достаточно освещает именно грамматическую проблему). Однако и в настоящее время пересмотр грамматической традиции в целом только еще намечается. Вырастая из филологического анализа труднопонятного текста на яз., пользующемся особым уважением, часто «священном» (так александрийская Г. связана с изучением  Гомера, древнеиндийская — Вед, арабская — Корана, еврейская — Библии), Г., естественно, приобретает характер нормативности, поскольку только формы выражения, засвидетельствованные в соответствующих текстах, представляются допустимыми в системе лит-ого яз. Этому противопоставлению «правильного» и «неправильного» выражения сильно способствует классовый характер художественного и научного творчества соответствующих эпох, отражающего пренебрежительное или враждебное отношение господствующих классов к «грубым», «вульгарным» и «ошибочным» формам выражения широких народных масс (см. «Диалектология»). Устранению этого нормативного элемента из Г. способствует развитие историзма в лингвистике и освобождение ее от авторитарного оценочного подхода к явлениям языка и социальной диалектологии в частности. Однако потребность коллектива в однотипных формах выражения, в «клише» (см. «Стилистика», «Язык») способствует сохранению элемента нормативности в так наз. «школьной грамматике». Рассмотрение Г. лит-ого памятника яз. не как творческого оформления известного определенного смысла, не как конкретного и цельного высказывания, социально-исторически обусловленного и эстетически неповторимого, а как совокупности возможных форм выражения, приводит к стиранию границ между нормативной Г. и нормативной стилистикой. Одинаково возможные стилистически (т. е. одинаково засвидетельствованные в лит-ых памятниках) формы выражения одного и того же логически смысла признаются равными грамматически; отголоски этих учений, получающих особое развитие в эпоху расцвета философской Г. рационализма, можно отметить в современном «школьном» синтаксисе (учение о членах предложения, учение о сокращении придаточных предложений). Вместе с тем этот характерный для нормативной Г. подход к лит-ому произведению препятствует изучению индивидуальных модификаций грамматической формы как одного из компонентов художественного слова, их роли в структуре поэтического произведения как единого и цельного эстетического факта — социально-исторически обусловленного высказывания. Только XIX и XX вв. с их историзмом и психологизмом, а позднее и эстетизмом, выдвигают возможность изучения модификаций грамматических форм в их соотнесенности со структурой определенного поэтического произведения (подробнее о стилистическом значении отдельных грамматических форм см. «Морфология», «Синтаксис», «Части речи»). Характерный перегиб в сторону эстетической концепции грамматического факта — как индивидуального высказывания — с упущением его важнейшей коммуникативной функции (см. «Язык») — дают труды так наз. неофилологической школы (Фосслер, Шпитцер, Лорх, Лерх, Волошинов и другие).  Библиография: I. Ввиду невозможности дать исчерпывающую лит-ру предмета, мы ограничимся лишь указанием важнейших библиографических пособий. Обзор старых грамматических учений: Benfey, Geschichte der Sprachwissenschaft, 1869. Грамматические учения античного мира: Steinthal H., Die Sprachwissenschaft bei den Griechen und Romern. Грамматические учения древней Индии: Liebich, Zur Einfuhrung in die indische einheimische Sprachwissenschaft (Sitz. d. Heidelberg. Akad., 1919—1920) и Panini. Обзор грамматических учений XIX в.: Delbruck В., Einleitung in das Studium der indogermanischen Sprachen, 1919; Schrijnen-Fischer, Einfuhrung in das Studium der indogermanischen Sprachen, Heidelberg, 1921; Булич, Очерк истории языкознания в России (XVIII в. — 1825), СПБ., 1904; Краткий обзор важнейших грамматических направлений в русской лингвистике XIX в.: Петерсон М. Н., Очерк синтаксиса русск. яз., 1923. Библиография важнейших новых зап.-европейских работ по теории грамматики: Vendryes, Le langage, 1925. Хорошая библиография важнейших работ неофилологической школы: Проблемы литературной формы, Л., 1928; Волошинов, Марксизм и философия яз., Л., 1928. Библиография по яфетидологии: Mapp Н. Я., акад., Классифицированный перечень работ по яфетидологии, М. — Л., 1926. Грамматическая библиография ведется в «Bulletin de la societe linguistique de Paris», «Anzeiger der indogermanischen Forschungen», «Indogermanisches Jahrbuch» и др. Хороший обзор грамматической лит-ры по отдельным яз. и группам яз.: Schmidt W., Die Sprachfamilien und die Sprachenkreise der Erde, Heidelberg, 1925. См. также труды перечисленных в тексте авторов и лит-ру по статьям, на к-рые даны ссылки в тексте. II. Работы по грамматикам русских поэтов: Щерба А. В., Опыт лингвистического толкования стих. «Воспоминание» Пушкина, «Русская речь», П., 1923; Виноградов В., Стиль петербургской поэмы «Двойник». Опыт лингвистического анализа «Достоевский», сб. под ред. Долинина, «Мысль», П., 1922; Гроссман Л., Заметки о языке Достоевского, «Семинарий по Достоевскому», Гиз, М., 1923; Виноградов В., О символике А. Ахматовой, «Лит-ая мысль», I, П., 1922; Арватов Б., Синтаксис Маяковского, «Печать и революция», 1923, I (перепеч. в сб. «Социологическая поэтика», М., 1928); Истомин В., Главнейшие особенности языка и слога произведений Лермонтова, Варшава, 1894 (из «Русск. филологич. вестн.»); Стефановский И., Язык произведений Пушкина и Лермонтова, Фил. зап., 1899, 3—4, Статьи о языке и стиле Лермонтова в V т. Акад. издания; Будде Е., Опыт грамматики языка Пушкина, Сб. отд. русск. яз. и словесности Акад. наук, LXXVII, 1904; Карский Е., О влиянии творческой деятельности Пушкина на развитие русского литературного языка, Варшава, 1899 (РФВ); Истомин Н., Главнейшие особенности языка и слога произведений Гоголя, Фонвизина и Озерова, Варшава, 1897; Мандельштам И., О характере гоголевского стиля, Главы из истории русского лит-ого яз., Гельсингфорс, 1902; Будде Е., Значение Гоголя в истории русского литературного языка, Журн. МНП, 1902, № 7; Карский Е., Значение Гоголя в истории русского языка, «Русск. филологич. вестн.», 1909, № 2. Р. Шор... смотреть

ГРАММАТИКА

[от греч. grammatike (techne), первоначально — искусство чтения и письма, от gramma — буква]. 1)система категорий, определяющих типы, строение, значение и возможности сочетаемости единиц языка (морфем, слов, лексем, словосочетаний, предложений). 2) Область знания, изучающая и описывающая эту систему. Г. имеет двоякую цель. Практич. её функции: сохранение единства и чистоты языковой нормы; обучение индивидуума говорить и писать на данном языке правильно, ясно, общепонятно. Г. выполняет также познават. функции, связанные с изучением закономерностей языка и ре-чемыслит. процесса. Начала европ. Г. связаны с разработкой Платоном и Аристотелем модели «словопарадигма» (парадигма как образец склонения или спряжения, показывающий все формы изменения слова), к-рая в дальнейшем наряду с учением Аристотеля о частях речи составила центр. часть традиционной грамматич. системы и в составе шк. грамматики сохранилась до наших дней. Однако ни Платон, ни Аристотель не вычленяли собственно грамматич. исследование из области рассматриваемых ими логико-филос. вопросов. Обособление Г. из круга смежных дисциплин происходит в эллинистич. эпоху в Александрии в связи с необходимостью оградить от разрушения норму лит. греч. языка. Перед Г. ставится практич. задача — научить правильному восприятию и толкованию лит. текстов. К этому времени относится труд Дионисия Фракийца (2 в. до н. э.), первая дошедшая до нас систематич. Г. греч. языка — практически первая шк. Г. Грамматики лат. языка рим. авторов Доната и Присциана были, по существу, компиляциями, попытками применить греч. грамматич. систему к материалу лат. языка. Однако простота и доступность изложения способствовали их широкой популярности. Небольшая по объёму «Ars minor» Элия Доната, составленная в вопросно-ответной форме, стала осн. учебником лат. языка в ср.-век. Европе. Эта Г. неоднократно перерабатывалась и впоследствии послужила образцом для создания Г. живых европ. языков. В 1522 она была переведена на церк.-слав. язык Д. Герасимовым (Толмачом). Знание лат. Г. было в ср. века неотъемлемой частью любого образования. Наряду с риторикой и диалектикой Г. входила в тривиум (см. Сель свободных искусств), постигалась в этом курсе путём чтения и толкования лит. текстов. Так как лат. язык не был родным и разговорным для всех учащихся, то Г. носила нормативный (предписывающий) характер. В эпоху Возрождения возрос. интерес к изучению нац. языков. При разработке Г. зап.-европ. грамматисты опирались гл. обр. на нормы и терминологию лат. языка, а славянские и русские — на нормы и терминологию греч. традиции. Греч, терминология при перенесении на слав. почву в основном калькировалась, что отражало стремление создателей Г. сделать термин мотивированным, «домашним», соотнесённым со словами родного языка. Однако, поскольку перевод часто был слишком буквальным или неточным, в результате могли создаваться слова, имеющие внешне славянский облик, но столь же непонятные носителю языка, как и греч. термины (напр., «залог»). Первыми рус. Г. были: Г. церк.-слав. языка «Адельфотис» (греко-слав. Г., Львов, 1591); «Грамматика словен-ска» Лаврентия Зизания (Вильно, 1596); «Грамматики словенския правилное синтагма» Мелетия Смотрицкого (1619), в к-рой впервые в рус. традиции даётся описание синтаксиса. Самостоят. изучение живого рус. языка было начато М. В. Ломоносовым («Российская грамматика», 1755, опубл. 1757). Изучение живых европ. языков, расширение круга известных языков, связанное с Великими геогр. открытиями, привели к важным сдвигам в теории Г. С одной стороны, стала очевидной необходимость выработки общих принципов грамматич. описания, применимых к языкам с разл. строем. С другой — при изучении живых языков возможно было опираться на непосредств. языковое чутьё, апеллировать к собств. языковому опыту. Изменились взгляды на цели изучения Г. Рассматривалась Г. не только как средство изучения языка, но и как «гимнастика ума». Возрос. интерес к идее универсальной Г., единой для всех языков, построенной на основе логико-филос. категорий. Классич. образцом такой Г. является «Grammaire generale et raisonnee» K. Лан-сло и А. Арно (франц. аббатство Пор-Руаяль, 1660). Линия логич. Г. продолжалась в Европе вплоть до 19 в. Под сильным влиянием этой традиции написан «Опыт ист. грамматики рус. языка» Ф. И. Буслаева (1858). Развитие сравнит.-ист. метода в языкознании в 19 — нач. 20 вв. привело к ситуации, назв. позднее «революция в языкознании». На смену старому взгляду на язык как на нечто раз и навсегда данное пришло осознание того факта, что любой язык находится в постоянном движении и развитии. Расширилось представление об объекте грамматич. описания: это не только лит. язык, но и диалекты, разговорная речь. Язык в таком описании представал как сложное многомерное явление, к-рое не укладывалось в рамки нормативной Г. Выявившееся различие синхронич. и диахронич. подходов к изучению языка означало начало характерной для 20 в. узкой специализации областей грамматич. знания, когда каждая область имеет собств. цели, методы, содержание. Необходимо было определить место шк. Г. в сложившемся конгломерате грамматич. наук, соотнести её данные с данными этих наук. Нормы шк. Г требовали пересмотра и систематизации. В рус. традиции сложившееся к нач. 20 в. положение в шк. Г. рассматривалось как кризисное. В учебниках наблюдался ряд серьёзных теоретич. пробелов и противоречий: смешивались звуки речи с буквами, факты живого языка с письменным языком, законы Г. с правилами правописания, часто не различались лексич. и грамматич. значение слова, логич. понятия и грамматич. категории. Это было обусловлено тем, что в рус. языкознании 2-й пол. 19 в. вопросы науч. описательной Г. совр. языка во многом не были разработаны. В рус. дорев. ун-тах курс совр. рус. языка или не читался, или вводился факультативно. Авторам учебников приходилось самим решать мн. языковедч. проблемы, что сказывалось на качестве учебников. 1-й съезд преподавателей рус. языка в воен.-уч. заведениях (1903, Петербург), в к-ром приняли участие известные лингвисты Ф. Ф. Фортунатов, А. И. Соболевский, И. А. Бодуэн де Куртенэ, А. А. Шахматов. Л. В. Щерба подчеркнул необходимость изучать в школе Г. живого языка. Отмечалось, что цель Г. состоит не только в том, чтобы научить школьника говорить и писать на родном языке, но также и в том, чтобы выработать сознат. отношение к строю речи. В противоположность догматич. методу преподавания Г. провозглашался эмпирический: в мл. классах школы предлагалось ввести наблюдение и группировку фактов языка самими учениками. Эту же линию продолжил 1-й Всерос. съезд преподавателей рус. языка ср. школы, состоявшийся на рубеже 1916 и 1917. Съезд высказался за изучение в школе живого языка, а не учебника Г. Подобные проблемы встали перед составителями программ преподавания рус. языка в новой, сов. школе. Необходимо было определить место Г. в системе преподавания языка, предмет и объём Г. как уч. дисциплины, роль грамматич. теории в овладении языком, место наблюдений в преподавании, взаимоотношение Г., правописания и развития речи. Нередко эти вопросы решались несколько прямолинейно; напр., программа 1924 не содержала теоретич. Г. В ходе обсуждения программ Д. Н. Ушаков, Н. Д. Дурново, А. М. Пешковский, М. Н. Петерсон, Щерба, Л. А. Булаховский высказали соображения, позволившие теоретически обосновать необходимость шк. Г. как самостоят. уч. дисциплины, использующей данные науч. Г., но не копирующей её методы. Пешковский обратил внимание на возрастные роли грамматич. средств в нормированном языке культурного общения и на важность их изучения при овладении языком. Он показал, что использование шк. Г. данных науч. Г. должно быть избирательным, с учётом возможностей дет. восприятия. Совр. школьная Г. включает в себя 2 различные по своим задачам области. Г. родного языка имеет целью упорядочение, систематизацию стихийного процесса овладения средствами родного языка. Г. неродного языка направлена на достижение коммуникативной цели обучения языку, для чего необходимо сформулировать перечень языковых умений, навыков, тем и ситуаций, к-рыми должен овладеть учащийся после прохождения уч. курса. Учитывая разнообразие совр. направлений науч. Г., шк. Г. путём продуманного компромисса или следования к.-л. проверенному временем течению в целом придерживается традиц. грамматич. системы. Лит.: Тр. Первого съезда преподавателей рус. языка в воен.-уч. заведениях (22—31 дек. 1903), СПБ, 1904; Пешковский А. М. Шк. и науч. грамматика. М., 1925*; его ж е, Объективная и нормативная точка зрения на язык, в его кн.: Избр. труды, М., 1959; его же, Грамматика в новой школе, там же; Аванесов Р. И., Сидоров В. Н., Очерк грамматики совр. рус. лит. языка, ч. 1, М., 1945; Ч у ри лова Н. Н., Шк. и науч. грамматика, в сб.: Вопросы теории и методики изучения рус. языка, Куйбышев, 1961; Виноградов В. В., Рус. язык. Грамматич. учение о слове, M.; М и — лославский И. Г., Краткая практич. грамматика рус. языка, М, 1987; Краткая рус. грамматика, под ред. Н. Ю. Шведовой, В. В. Лопатина, М., 1989. А. А. Астахова.... смотреть

ГРАММАТИКА

ГРАММАТИКА(греч. grammatike, от grammata - письмена, происш. от graphein - писать). 1) собрание законов и правил употребления устного и письменного язы... смотреть

ГРАММАТИКА

    ГРАММАТИКА — отдел языковедения, заключающий в себе учение о формах слов и словосочетаний, хотя нужно заметить, что такое значение этого термина от... смотреть

ГРАММАТИКА

        (греч. grammatike techne — умение обращаться с буквами (grammata), первоначально означала искусство чтения и письма; в эллинистич. и рим. время... смотреть

ГРАММАТИКА

(др.-греч. γραμματική – умение обращаться с буквами). Раздел языкознания, изучающий строй слова и предложения в языке и включающий в себя словообразова... смотреть

ГРАММАТИКА

(греч. grammatike techne – умение обращаться с буквами)   Первоначальное значение – искусство чтения и письма. В эллинистическую эпоху и у древних римл... смотреть

ГРАММАТИКА

греч. grammatike techne – умение обращаться с буквами). Первоначальное значение – искусство чтения и письма. В эллинистическую эпоху и у древних римлян – знание языка и литературы. В поздней античности понятие Г. было сужено до современного толкования – учение о звучании и формах слов (синтаксис). В 5-4 вв. до н.э. софисты положили начало Г. как научной дисциплине. В обучении языковым специальностям Г. и риторика занимали ведущее место. И это не случайно, ибо искусство речи гарантировало успех в общественно-политической жизни. Одним из основных методов обучения грамматике у софистов считался разбор поэзии. Вершины своего развития античная грамматика достигла в эллинистическую эпоху, когда критически были обработаны стиль и язык древнейшей, воспринимавшейся в это время как классической литературы (произведения Гомера, Эсхила, Софокла). Центрами изучения Г. были мусейон в Александрии и Пергаме. В Александрии преподавали Аристофан из Византии, ставший основателем научной лексикографии, Аристарх Саморфакийский, которые систематизировали учение о флексиях по принципу аналогий. В Пергме работал Кратес из Малосса, который в противоположность александрийским грамматистам, присоединившись к воззрениям стоиков, отстаивал принцип аномалии (нерегулярности), проявляющийся в словообразовании и учении о формах речи. Стоики создали систему и терминологию Г., которая через посредство римлян без существенных изменений дошла до сегодняшнего дня. Во 2 в. до н.э. ученик Аристарха Самофракийского Дионисий Фракийский синтезировал все имевшиеся в ту эпоху грамматические исследования и создал первую греческую грамматику (Techne grammatike), которую использовали как учебник грамматики вплоть до эпохи Возрождения. В Риме начало научной грамматики положил упомянутый выше Кратес из Маллоса. Прибыв в Рим в 169 до н.э., он читает там лекции о проблемах грамматики. Гениальный М. Теренций Варрон составляет первую основополагающую книгу «О латинском языке». Первый учебник латинской грамматики, ныне утраченный, создал Ремий Палемон (первая пол. 1 в.). Сохранившиеся грамматики Доната и Присциана основывались именно на этом учебнике. Их книги были самые читаемые в средние века. В наши дни их используют при разработке новейших школьных руководств, при создании единой грамматической терминологии. Г., ориентированная на обучение языку и литературе, занимала одно из самых важных мест в системе высшего образования эпохи античности. Все дисциплины, входившие в эту систему, изучались в рамках Г., за исключением риторики. Риторика как высшая ступень представляла собой или вторую ступень, следовавшую за грамматикой, либо была предметом специального изучения. ... смотреть

ГРАММАТИКА

ГРАММА́ТИКА (-ама-), и, ж.1.Наука о языке.Есть же грамматика учение, которое во правом глаголании и писании состоится. Изобрет. вещей 26. Тупа Оратория... смотреть

ГРАММАТИКА

Структура языка, система правил, которые диктуют допустимые последовательности элементов языка, образующих предложения на этом языке. В лингвистике и психолингвистике принято считать, что взрослый человек, говорящий и воспринимающий речь на данном языке, знает, в некоторой имплицитной форме, грамматику этого языка. То есть он знает свод правил: правила фонологии, морфологии, семантики и синтаксиса, которые делают возможным продуцирование (или "порождение") неопределенно большого количества грамматических конструкций. Таким образом, это знание и пока еще не разрешенные вопросы о том, как усваиваются такие сложные вещи, делают грамматику важным предметом исследования для психологии. Обратите внимание, что такое употребление этого термина отличается от того, как он употребляется в "грамматической" школе. Лучший способ увидеть это различие заключается в том, чтобы понять, что "грамматика", которую изучают в младших классах, является предписывающей, она состоит из правил, диктующих образцы использования, в то время как современные грамматики в лингвистике – порождающие, они определяют формальные правила продуцирования предложений (см. порождающая грамматика). Более подробно об образцах употребления см. следующие статьи.... смотреть

ГРАММАТИКА

1) часть языковой системы, обеспечивающая строение слова и предложения; представляет собой совокупность законов и правил (образцов), действие которых обязательно, регулярно и имеет формальное проявление. По современным представлениям, грамматику составляют морфемика, словообразование, морфология и синтаксис. 2) Лингвистическая дисциплина, изучающая эту часть языковой системы. Первоначально грамматика имела в виду описание языка в письменной форме, о чем говорит термин (gramma – по-греч. написанное). Однако в ходе развития лингвистики представления о языке усложнялись, и от грамматики отделились фонетика, лексика, оставив за ней те дисциплины, которые связаны с устройством слова и предложения. Грамматика выявляет и описывает образцы их строения. В последнее время складывается грамматика текста. 3) Жанр лингвистического описания языка. Рус. грамматики известны с 18 в. (В. Е. Адодуров, М. В. Ломоносов, А. А. Барсов). Грамматики 20 в. созданы под руководством В. В. Виноградова, Н. Ю. Шведовой.... смотреть

ГРАММАТИКА

(греч. grammatike от gramma – написание) – строй языка, то есть система морфологических категорий и форм, синтаксических категорий и конструкций, способов словопроизводства., служащих для передачи в понятном виде собственных впечатлений Основные понятия грамматики: 1. слово и словообразование, 2. предложение и 3. синтаксис. Усвоение правил грамматики происходит, повидимому, таким же образом, как и формирование других навыков. До 2-летнего возраста, как предполагается, развитие языка и мышления происходит параллельно одно другому. В норме дети в возрасте 5-6 лет, а нередко и много ранее, основными нормами грамматики владеют уже свободно, как и взрослые люди. Нарушение грамматической практики (аграмматизм) обычно наблюдаются при локально-органических повреждениях речевых зон мозга, а также при расстройствах мышления, особенно это касается некоторых форм шизофрении. Прямой связи аграмматизма и патологии мышления, повидимому, не существует, хотя этот вопрос нельзя считать до конца изученным.... смотреть

ГРАММАТИКА

   [греч. grammatike (techne), первоначально - искусство чтения и письма, grаmma - буква]   1. строй языка, т.е. система языковых форм, способов словоп... смотреть

ГРАММАТИКА

грамматика, грамм′атика, -и, ж.1. Формальный строй языка (словообразование, морфология и синтаксис), образующий вместе с фонетикой и лексикой его целос... смотреть

ГРАММАТИКА

grammar), часть лингвистики, изучающая формальные св-ва слов и употребление их форм. Традиционно Г. имеет два раздела: морфологию, исследующую внутр. структуру слов, и синтаксис, описывающий принципы сочетания слов в предложении. Иногда в ее состав включают фонологию и семантику. Г. является дескриптивной (описывающей факты), а не прескриптивной (разрешающей или запрещающей опред. формы) наукой. Центр, разделом совр. языкознания является генеративная Г., цель к-рой состоит в создании точных формальных описаний грамматических систем языка и теории универсальной Г., т.е. системы общих суждений о структуре человеческих яз. Трансформационная Г. представляет собой форму генеративной, использующую операции трансформаций: они позволяют систематизировать и выявлять связи между разл. типами предложений, выводить один тип из др. ... смотреть

ГРАММАТИКА

ГРАММАТИКА, -и, ж. 1. Формальный строй языка (словообразование, морфология и синтаксис), образующий вместе с фонетикой и лексикой его целостную систему. 2. Наука об этом строе. Теория грамматики. 3. Книга, описывающая этот строй. Академическая грамматика Учебная грамматика || прилагательное грамматический, -ая, -ое (к 1 и 2 значение). Г. строй языка. Грамматические теории. Грамматическая форма (форма слова или синтаксической конструкции, заключающая в себе абстрактное морфологическое, синтаксическое или словообразовательное значение). Грамматическое значение (абстрактное значение, присущее ряду грамматических форм и объединяющее их в одну грамматическую категорию). Грамматическая категория (ряд грамматических форм, объединённых общим грамматическим значением, например категория рода, категория числа, категория падежа).... смотреть

ГРАММАТИКА

1) Орфографическая запись слова: грамматика2) Ударение в слове: грамм`атика3) Деление слова на слоги (перенос слова): грамматика4) Фонетическая транскр... смотреть

ГРАММАТИКА

-и, ж. 1.Раздел языкознания, изучающий строй слова и предложения в языке и соответственно этому состоящий из двух разделов: морфологии и синтаксиса.Ср... смотреть

ГРАММАТИКА

грамматика сущ.жен.неод. (5) ед.им. Грамматика у г. рецензента своя, новая и сродни его логикеПр3. О, грамматика, и ты тиранка поэтов!Пр3. ед.вин. р... смотреть

ГРАММАТИКА

grammar вчт.* * *грамма́тика ж.grammarавтома́тная грамма́тика — finite state grammarбесконте́кстная грамма́тика — context-free grammarкатегориа́льная... смотреть

ГРАММАТИКА

- (grammar) — система отношений между языками категориями путем установления правил, посредством которых формируются и объединяются составляющие язык элементы . Эти элементы, хотя и кажутся теперь очевидными, являются теоретическими понятиями в грамматике, вроде существительного, глагола и прилагательного. На наиболее известном уровне синтаксиса рассматривается конструкция предложении из комбинаций элементов, включая слова и фразы. Лингвистика основана на грамматике. Ныне охватываются и другие "уровни": значение ( семантика ) и контекст действия ( прагматика ) . См. также Соссюр; Чомский; Глубинная структура и поверхностная структура .... смотреть

ГРАММАТИКА

(grammar) — система отношений между языками категориями путем установления правил, посредством которых формируются и объединяются составляющие язык элементы. Эти элементы, хотя и кажутся теперь очевидными, являются теоретическими понятиями в грамматике, вроде существительного, глагола и прилагательного. На наиболее известном уровне синтаксиса рассматривается конструкция предложении из комбинаций элементов, включая слова и фразы. Лингвистика основана на грамматике. Ныне охватываются и другие *уровни*: значение (семантика) и контекст действия (прагматика). См. также Соссюр; Чомский; Глубинная структура и поверхностная структура.... смотреть

ГРАММАТИКА

ж., лингв. grammar- грамматика базовых структур- грамматика поверхностных структур- нормативная грамматика- нормативно-описательная грамматика- опорна... смотреть

ГРАММАТИКА

(греческое grammatike, от gramma - буква, написание), 1) строй языка, т.е. система морфологических категорий и форм, синтаксических категорий и констр... смотреть

ГРАММАТИКА

вчт грама́тика - автоматная грамматика - аналитическая грамматика - бесконтекстная грамматика - грамматика зависимостей - грамматика изображений - грамматика предшествования - грамматика составляющих - двухслойная грамматика - двухступенчатая грамматика - категориальная грамматика - контекстная грамматика - линейная грамматика - порождающая грамматика - распознающая грамматика - трансформационная грамматика - формальная грамматика Синонимы: глоссономия, лингвистика... смотреть

ГРАММАТИКА

ГРАММАТИКА (греческое grammatike, от gramma - буква, написание), 1) строй языка, т.е. система морфологических категорий и форм, синтаксических категорий и конструкций, способов словопроизводства. Без грамматики (строевой основы языка) не могут быть созданы ни слова со всеми их формами, ни словосочетания, ни предложения (шире - высказывания) и их сочленения. 2) Раздел языкознания, изучающий строй языка, его законы. Грамматика объединяет морфологию, синтаксис и словообразование. <br>... смотреть

ГРАММАТИКА

формальная - общее название нескольких типов исчислений, используемых в математической лингвистике для описания строения естественных языков (а ... смотреть

ГРАММАТИКА

▲ строение (чего) ↑ фраза, некоторый, естественный язык грамматика - формальный строй языка; правила построения фраз.категориальная грамматика.морфол... смотреть

ГРАММАТИКА

корень - ГРАММАТ; суффикс - ИК; окончание - А; Основа слова: ГРАММАТИКВычисленный способ образования слова: Суффиксальный∩ - ГРАММАТ; ∧ - ИК; ⏰ - А; Сл... смотреть

ГРАММАТИКА

• учебник nyelvtankönyv• nyelvtan * * *ж1) nyelvtan 2) (учебник) nyelvtankönyv Синонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

ж.gramática fсравнительная грамматика — gramática comparadaпорождающая грамматика — gramática generativa

ГРАММАТИКА

ГРАММАТИКА (греч . grammatike, от gramma - буква, написание), 1) строй языка, т. е. система языковых форм, способов словопроизводства, синтаксических конструкций, образующих основу для языкового общения. 2) Раздел языкознания, изучающий строй языка, его законы. Грамматика объединяет словообразование, морфологию и синтаксис.<br><br><br>... смотреть

ГРАММАТИКА

ГРАММАТИКА (греч. grammatike - от gramma - буква, написание), 1) строй языка, т. е. система языковых форм, способов словопроизводства, синтаксических конструкций, образующих основу для языкового общения.<p>2) Раздел языкознания, изучающий строй языка, его законы. Грамматика объединяет словообразование, морфологию и синтаксис.<br></p>... смотреть

ГРАММАТИКА

dilbilgisi,gramer* * *жdilbilgisi; gramer; dilbilgisi / gramer kitabı (книга)Синонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

грамматика = ж. grammar; (книга) grammar(-book); грамматист м. grammarian; грамматический grammatical; делать грамматические ошибки speak*, write* ungrammatically/illiterately, make* grammar mistakes; он делает много грамматических ошибок his grammar is bad; производить грамматический разбор чего-л. parse smth. <br><br><br>... смотреть

ГРАММАТИКА

- (греч. grammatike - от gramma - буква, написание), 1) стройязыка, т. е. система языковых форм, способов словопроизводства,синтаксических конструкций, образующих основу для языкового общения. 2)Раздел языкознания, изучающий строй языка, его законы. Грамматикаобъединяет словообразование, морфологию и синтаксис.... смотреть

ГРАММАТИКА

ГРАММАТИКА грамматики, ж. (греч. grammatike). Учение о строении какого-н. языка или группы языков (лингв.). Французская грамматика Историческая грамматика. Сравнительная грамматика славянских языков. || Учебная книга, излагающая основы (правила) какого-н. языка. Я купил себе грамматику<br><br><br>... смотреть

ГРАММАТИКА

грамма́тика, грамма́тики, грамма́тики, грамма́тик, грамма́тике, грамма́тикам, грамма́тику, грамма́тики, грамма́тикой, грамма́тикою, грамма́тиками, грамма́тике, грамма́тиках (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») . Синонимы: глоссономия, лингвистика... смотреть

ГРАММАТИКА

Заимств. в XVII в. из лат. яз., где grammatica &LT; греч. grammatikē, суф. производного от grammata «буквы» (ед. ч. gramma — производное от graphō «пиш... смотреть

ГРАММАТИКА

сущ.жен.1. грамматика (чӗлхе тытамӗ— сомах формисем, предложенисем); изучать грамматику русского языка вырас чӗлхйн грамматикине тишкер2. грамматика (чӗлхе тытамне тӗпчекен йслах); сопоставительная грамматика русского и чувашского языков вырӑс тата чӑваш чӗлхисен танлаштаруллӑ грамматики... смотреть

ГРАММАТИКА

(1 ж); мн. грамма/тики, Р. грамма/тикСинонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

Ударение в слове: грамм`атикаУдарение падает на букву: аБезударные гласные в слове: грамм`атика

ГРАММАТИКА

1. Грамматический строй языка. 2. Описание грамматического строя языка.Синонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

грамматика [гр. grammatike] - раздел языкознания, изучающий строй слова и предложения в языке и состоящий соответственно из двух частей: морфологии (учения о сочетании морфем в формах слов) и синтаксиса (учения о сочетании слов в предложении). <br><br><br>... смотреть

ГРАММАТИКА

grammar– автоматная грамматика– бесконтекстная грамматика– грамматика составляющих– категориальная грамматика– трансформационная грамматикаСинонимы: г... смотреть

ГРАММАТИКА

грамматика грамма́тикачерез польск. gramatyka или прямо из лат. grammatica (ars). Стар. русск.-цслав. граматикия - – то же (Пов. врем. лет, Григ. Наз.)... смотреть

ГРАММАТИКА

Rzeczownik грамматика f gramatyka f

ГРАММАТИКА

Грамма́тика. Заимств. в XVII в. из лат. яз., где grammatica < греч. grammatikē, суф. производного от grammata «буквы» (ед. ч. gramma — производное от g... смотреть

ГРАММАТИКА

Грамматика ■ Обучать детей грамматике с самого раннего возраста как предмету ясному и нетрудному.Синонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

сущ. жен. родалингв., физ.граматика

ГРАММАТИКА

через польск. gramatyka или прямо из лат. grammatica (ars). Стар. русск.-цслав. граматикия - – то же (Пов. врем. лет, Григ. Наз.), из греч. (); см. Фасмер, Гр.-сл. эт. 49 и сл.; Брюкнер 155.... смотреть

ГРАММАТИКА

f.grammarСинонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

грамма'тика, грамма'тики, грамма'тики, грамма'тик, грамма'тике, грамма'тикам, грамма'тику, грамма'тики, грамма'тикой, грамма'тикою, грамма'тиками, грамма'тике, грамма'тиках... смотреть

ГРАММАТИКА

{gramat'i:k}1. grammatik svensk grammatik--шведская грамматика

ГРАММАТИКА

文法 wénfǎ, 语法 yǔfǎ; (книга) 语法教科书 yǔfǎ jiàokēshūСинонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

жgramática fСинонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

ж. grammaire f

ГРАММАТИКА

грамм'атика, -иСинонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

ж.grammaire fСинонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

жGrammatik fСинонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

грамматика см. сарф тарихий грамматика историческая грамматика тенъештирювли грамматика сравнительная грамматика

ГРАММАТИКА

דקדוקСинонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

См. grammàtica.Синонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

грамматика ж Grammatik f cСинонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

грамматикаGrammatikСинонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

گرامر ، دستور زبان

ГРАММАТИКА

Грамматика- grammatica; грамматический - grammaticus; grammaticalis; litterarius;

ГРАММАТИКА

ж. grammatica Итальяно-русский словарь.2003. Синонимы: глоссономия, лингвистика

ГРАММАТИКА

граматика. Грамматический - граматичний. Грамматически - граматично.

ГРАММАТИКА

Грамма́тикаnahau (-), sarufi (-)

ГРАММАТИКА

грамматика грамматика казахского языка қазақ тілінің грамматикасы

ГРАММАТИКА

Изучать ее во сне - ожидают большие трудности.

ГРАММАТИКА

• gramatika• mluvnice

ГРАММАТИКА

грамматика грамм`атика, -и

ГРАММАТИКА

ГРАММАТИКА - гаpмонь

ГРАММАТИКА

Sarf, grammatika

ГРАММАТИКА

Хэл зүй, дүрэм

ГРАММАТИКА

grammatika • eo: gramatiko

ГРАММАТИКА

грамматика ж η γραμματική

ГРАММАТИКА

1) grammar 2) grammatics

ГРАММАТИКА

граматыка, жен.

ГРАММАТИКА

грамматика грамматика

ГРАММАТИКА

{N} քերականւթյւն

ГРАММАТИКА

ж. грамматика.

ГРАММАТИКА

ж. Grammatik f.

ГРАММАТИКА

Ж qrammatika.

ГРАММАТИКА

grammar вчт.

ГРАММАТИКА

grammar вчт.

ГРАММАТИКА

грамматика.

ГРАММАТИКА

грамматика.

ГРАММАТИКА

грамматика

ГРАММАТИКА

Граматыка

T: 122